Поиск:
События
Black Submarine
Ляп-Петролеум
Криминал

Госструктуры
Компании
Персоналии
Проекты
Трубопроводы

Законы
Словарь
Нефть в мире
История
Экология

Дискуссия
Интервью
Консультации
Нам пишут

Aport Ranker

21 февраля 2000 г.
Источник: еженедельник "Эксперт"
Автор: Петр Кирьян
Тихие русские в Ханое
Работающая во Вьетнаме российская нефтяная компания оказалась вне конкуренции
Международный аэропорт Ханоя мало чем оправдывает свой высокий статус. Два двухэтажных здания залов вылета и прилета в лучшем случае потянут на какой-нибудь провинциальный российский аэропорт, который слегка освежили установкой тонированных стекол и кондиционеров. Рядом уже много лет стоят недостроенные корпуса нового международного авиатерминала.
Дело однако не в том, что строители работают спустя рукава или у вьетнамской столицы нет свободных денег. Новое здание просто не нужно. Аэропорт принимает 10-15 рейсов в сутки и содержать дорогое здание для приема столь небольшого количества гостей невыгодно. Редко когда можно увидеть на взлетно-посадочной полосе больше двух самолетов. "Будет больше иностранцев - будет и новый аэропорт, а пока и этого хватит", - отшучивается хмурый сотрудник таможни.
Гости - это в основном туристы из Японии, Европы и США. Значительно меньше деловых людей, в основном это китайцы и японцы. Есть и наши соотечественники. Персонал аэропорта и вездесущие таксисты говорят по-английски, русский почти забыт. Даже у родного "Аэрофлота" всего один рейс во Вьетнам.
Тем не менее отдельные российские компании вопреки всем "объективным тенденциям" продолжают держаться за этот рынок и делать здесь неплохие деньги. Совместное предприятие "Вьетсовпетро" (доля России - 50%), занимающееся добычей нефти на вьетнамском шельфе, получило в прошлом году почти полмиллиарда долларов чистой прибыли.
Восемь лет спустя
За годы советской ориентации "дружественного Вьетнама" иностранные компании не могли активно проникать на этот неосвоенный рынок, однако в 90-х, когда Советского Союза не стало и про дружбу забыли, они получили карт-бланш на экспансию. "Основные инвесторы Вьетнама сегодня - это Сингапур, Малайзия, Гонконг, Тайвань, Южная Корея, - говорит торгпред России во Вьетнаме Виталий Щеголев. - За последние два года Россия начала всего один инвестиционный проект во Вьетнаме - строительство нефтеперерабатывающего завода в Зунгкуате, в то время как США или Япония ведут счет таких проектов на десятки".
Единственное место, где русская речь сегодня воспринимается нормально, - это южный город Вунгтау. Здесь проживают российские нефтяники, работающие на "Вьетсовпетро". Это СП, основанное еще двадцать лет назад компанией "Петровьетнам" и внешнеэкономическим объединением "Зарубежнефть", принесло в прошлом году только российскому бюджету 230 млн долларов. Событие это, правда, осталось практически незамеченным, поскольку "Зарубежнефть" и ее доходы спрятаны в госбюджете за формулировкой "доходы от имущества РФ за рубежом".
Ключевая позиция "Вьетсовпетро" в местной нефтедобывающей промышленности (СП добывает в год более 12 млн тонн, или 85% всей вьетнамской нефти) позволяет без натяжек говорить о сохраняющемся российском присутствии во вьетнамской экономике. Более того, можно утверждать, что у России сохраняется стратегическая инициатива. Вьетнамцы хотят использовать российские технологии в сфере энергетики и нефтепереработки - ключевых для быстро растущей экономики Вьетнама (темпы роста в 90-е годы - 4-10%), в то время как японцы и американцы ограничиваются развертыванием сборочных предприятий или торговых и сервисных компаний.
Вьетнамский гигант
Еще до гражданской войны некоторые американские компании, например Mobil, безуспешно пытались найти во Вьетнаме нефть. Советские нефтяники впервые применили здесь практику бурения не на 500-600 метров, как это делалось обычно, а на три километра, пытаясь обнаружить запасы нефти и газа в гранитных породах. В итоге было открыто несколько крупных месторождений, например, два из них - "Белый тигр" и "Дракон" - тянут на 300 млн тонн нефти. Характерно, что с начала 90-х годов около 40 западных и азиатских компаний пытались добывать нефть на вьетнамском шельфе, затратив на разведку до 2 млрд долларов. Большинство из них в итоге технически не справилось с задачей, и их участки были переданы российско-вьетнамскому СП.
Кроме того, для работы на шельфе Советский Союз специально построил во Вьетнаме базу по строительству буровых платформ (всего их у "Вьетсовпетро" двенадцать). Типичный проект социалистического хозяйствования оказался рентабельным и в рыночных условиях. Если иностранные компании вынуждены транспортировать свои платформы на расстояния в тысячи километров, то "Вьетсовпетро" собирает их на месте, причем и для других стран региона, к примеру Малайзии, и даже по заказам американских и британских компаний.
Принципиально важно и то, что "Вьетсовпетро" - возможно, потому что 50% компании принадлежит правительству Вьетнама - всегда максимально учитывало планы экономического развития страны. Западные же нефтяники часто заинтересованы не в том, чтобы начать производство нефти, а в том, чтобы просто "застолбить" важный участок на будущее. Правительство же в Ханое хочет, чтобы нефть добывалась уже сегодня.
Однако в отношениях между российскими и вьетнамскими партнерами нет и намека на прежнюю "социалистическую дружбу". Присутствие "Вьетсовпетро" на местном рынке объясняется экономическими факторами. Нефть здесь высока по качеству, а ее себестоимость невелика (три доллара против четырех в России даже после девальвации). Да и рабочая сила крайне дешевая. А самое главное - близость огромных азиатских рынков: Китая, Кореи и Японии. В ближайшие годы, утверждают работающие во Вьетнаме российские нефтяники, заинтересованность партнеров по "Вьетсовпетро" только увеличится.
Цепочки добавленной стоимости
Во вьетнамском правительстве очень хорошо знают, что такое добавленная стоимость. Экспортировав в 1998 году в Сингапур сырой нефти на 260 млн долларов, Вьетнам импортировал оттуда нефтепродуктов почти на 500 млн. Хотя дешевой нефти у страны в достатке, бензин и авиационное топливо приходится импортировать, платя сингапурским и другим поставщикам по мировым ценам (в этом году, например, необходимо ввезти 11 млн тонн автомобильного бензина). Вьетнаму катастрофически не хватает перерабатывающих мощностей. Завод в Хошимине способен перерабатывать не более 40 тысяч тонн сырой нефти в год. Неудивительно, что развитие собственной нефтепереработки стало национальным экономическим приоритетом. На эти цели в ближайшие десять лет намечено истратить 4 млрд долларов. Российские компании имеют шанс не только получить значительную часть этих денег, но и увеличить в несколько раз свои доходы за счет участия в прибылях от продаж продуктов нефтепереработки - как во Вьетнаме, так во всем азиатском регионе.
Правительство в Ханое озабочено обеспечением энергетической подпитки для быстро растущей экономики, которая практически не пострадала от азиатского кризиса из-за закрытости рынка и сегодня страстно желает, чтобы добываемая во Вьетнаме нефть превращалась в бензин и полимеры. Вот почему проект строительства крупного НПЗ в Зунгкуате мощностью 6,5 млн тонн нефти в год находится под его особым покровительством. Организацией строительства и последующей реализацией нефтепродуктов будет заниматься российско-вьетнамское СП "Вьетросс", также созданное "Петровьетнамом" и "Зарубежнефтью". Завод, на сооружение которого планируется потратить 1,3 млрд долларов, должен вступить в строй в 2002 году. Но уже сейчас разрабатываются варианты увеличения его производительности. Строительство НПЗ выгодно и другим российским компаниям: для строительно-монтажных работ создано СП "Вьетросстроймонтаж", учредителями которого выступили несколько фирм из России.
Не без посредничества "Зарубежнефти" во Вьетнаме появилось и ОАО "Газпром". Речь сегодня идет о планах освоения на шельфе Центрального и Северного Вьетнама газового месторождения, по предварительным оценкам, в 700 млрд кубометров. Работа газового монополиста во Вьетнаме начинается, как и в случае с "Вьетсовпетро" двадцать лет назад, с создания совместного предприятия. Новая компания в первую очередь займется поставками газа вьетнамским потребителям, однако не исключен и его дальнейший экспорт в соседние страны, например в КНР.
Как утверждают во "Вьетсовпетро", появление НПЗ окажется большим благом и для нефтедобывающей компании. С пуском завода можно будет резко нарастить добычу, по крайней мере до 20 млн тонн в год. "Зарубежнефти" уже предложено партнерство в освоении новых глубоководных месторождений нефти. Причем если сегодня нефть, добываемая на шельфе, делится пополам между российскими и вьетнамскими учредителями, то на новых месторождениях россиянам предлагают 70%.
Для активизации бизнес-экспансии во Вьетнаме нужна организованная поддержка государства. Это прежде всего обеспечение финансирования или предоставление государственных гарантий по кредитам для сооружения здесь крупных объектов. Как только такая поддержка исчезает, место российских компаний занимают другие. Например, "Технопромэкспорт" сможет участвовать в сооружении ГЭС "Шонла", "Хамтхуан-Дами" и "Плейкрон" суммарной мощностью 4198 МВт только в том случае, если будут изысканы кредиты для размещения заказов на российских предприятиях. Из-за отсутствия средств несколько проектов уже отошло к конкурентам. В 1998 году строительство ТЭЦ "Фалай-2" недалеко от Ханоя было поручено не россиянам, а японской Sumitomo Corp. потому, что необходимые инвестиции в 560 млн долларов предоставил японский Overseas Economic Cooperaion Fund.
Ключ к рынкам АСЕАН
Задача российских нефтяников, газовиков и энергетиков - это не только добыча и переработка нефти или развитие энергетики Вьетнаме. Даже если внутреннее потребление электроэнергии, нефти, бензина и полимеров во Вьетнаме будет расти от года в год, эти потребности можно быстро удовлетворить. Куда перспективнее работать с "вьетнамского плацдарма" еще и с другими странами региона, объединенными в группу АСЕАН. Таким образом рынки сбыта газа и нефтепродуктов будут постоянно расширяться за счет соседей Вьетнама - Таиланда, Лаоса, Камбоджи и Китая.
Основная ставка делается на эффект цепной реакции. Вместе с наладкой нефтедобычи начинается продажа в страны АСЕАН продукции тяжелого машиностроения и другого оборудования. Вьетнам в данном случае выгоден и с географической точки зрения. Перебросив товар морем, его затем можно продвигать во все страны региона. На выход в АСЕАН российские структуры, работающие во Вьетнаме, толкает и относительная ограниченность внутреннего рынка, тем более что в ближайшие две вьетнамские пятилетки основной упор в развитии экономики будет сделан на сельское хозяйство.
Активная работа на рынках АСЕАН через Вьетнам может постепенно нарастить наш товарооборот со всеми странами региональной группировки включая, как ни странно, и сам Вьетнам. До 1991 года объем нашего товарооборота составлял 1 млрд долларов, сегодня он сократился наполовину. "Те же Китай, Южная Корея и Япония продают сюда наш металлопрокат и сырье, которое выменивают у нас по бартеру," - говорит торгпред Виталий Щеголев. По его мнению, если разобраться с тарифами на транспортировку и собственными экспортными пошлинами, то мы могли бы сами поставлять свои металл и сырье. Здесь, как и в случае с инвестициями в большие проекты, также не обойтись без правительственной поддержки.
Сотрудничество с Вьетнамом и странами АСЕАН способно решить и некоторые застарелые внутрироссийские проблемы. В ходе своего прошлогоднего визита во Вьетнам министр топлива и энергетики Виктор Калюжный сообщил, что российская сторона заинтересована в покупке вьетнамского угля для поставок в Приморье и на Камчатку. Так можно будет решить и вопрос ежегодного северного завоза топлива, осуществляя его не через Северный Ледовитый океан, а из Вьетнама или других стран региона, где может быть образовано СП по добыче и продаже нефти и нефтепродуктов. Этот путь не замерзает и сроки завоза ничто не ограничивает.
*****
Российское внешнеэкономическое объединение "Зарубежнефть" создано в 1967 году. Компания специализируется на добыче, переработке нефти и газа, экспорте и импорте нефтегазового оборудования. "Зарубежнефть" в различных формах (техническое содействие, генеральный подряд, совместные предприятия, раздел продукции) создавала нефтяную промышленность Алжира, Вьетнама, Индии, Ирака, Ирана, Йемена, Ливии, Сирии и Кубы.
С 1981 года "Зарубежнефть" вместе с вьетнамской нефтегазовой компанией "Петровьетнам" развивает СП "Вьетсовпетро". Кроме того, оно курирует месторождения в Ираке (Северная Румейла) и Сирии (Румелан). Компанией ведется подготовительная работа по разработке второй очереди иракского месторождения Западная Курна. "Зарубежнефть" является координатором российских компаний в программе Совета Безопасности ООН для Ирака "Нефть в обмен на продовольствие". Планируется и участие компании в восстановлении топливно-энергетического комплекса Союзной Республики Югославия.
Вьетнамо-российское предприятие по разведке и добыче нефти и газа на шельфе Вьетнама "Вьетсовпетро" создано 19 июня 1981 года на паритетных началах национальной нефтяной компанией Вьетнама "Петровьетнам" и РВО "Зарубежнефть". Уставный фонд - 1,5 млрд долларов. СП является юридическим лицом Республики Вьетнам.
Специалистами компании разведано 6 месторождений на шельфе Южно-Китайского моря: "Дракон", "Дайхунг", "Волк", "Бави", "Баден" и "Тамдао". Обустроены два месторождения "Белый тигр" и "Дракон" и добыта первая нефть с месторождения "Дайхунг". Компания создала самую мощную в Юго-Восточной Азии базу по строительству и монтажу морских платформ для бурения и добычи нефти и газа. В прошлом году компания добыла 12,5 млн тонн нефти. Ежегодный прирост добычи нефти - 15%.
Москва-Ханой

На главную страницу



Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены