9 сентября 2000 г.
Источник: газета "Известия"
Автор: Владимир Цыпин
Роман с властью
Путь к сердцу президента лежит через нефтяные артерии
Компания "Транснефть" решила: перевести свой реестр из Центрального московского депозитария (ЦМД), а также допускать нефтяные компании к трубе для прокачки нефти на основе тендера. Казалось бы, что в этом такого? А вот что...
Техническое решение эмитента поменять реестродержателя не вызывает повышенного интереса нигде, кроме России. Между тем только в России, как и вообще в СНГ, реестры превратились в один из механизмов закулисного передела собственности. И когда не действуют легальные механизмы захвата контроля над предприятием, применяется обходной маневр, внешне не вызывающий ни сомнений, ни нехороших подозрений. Между тем значимость "Транснефти" для бюджета и вообще экономики страны столь велика, что в "технических деталях" стоит покопаться.
Трудно предположить, что для "Транснефти", прибыль которой по итогам 1999 года составила почти 12 миллиардов рублей, расходы на ведение реестра вдруг стали обременительны. Так что наивное объяснение "там дешевле" не годится. Оно у профессионалов вызывает только усмешку и циничное понимание в глазах. Поэтому в среде опрошенных "Известиями" экспертов родились две версии принятого "Транснефтью" решения. С одной стороны, отказ "Транснефти" от услуг ЦМД объясняется близостью нынешнего реестродержателя к главе РАО "ЕЭС" Анатолию Чубайсу. Если при прежнем президенте "Транснефти" Дмитрии Савельеве, симпатизировавшем "молодым реформаторам", ведение реестра "Транснефти" в чубайсовском реестродержателе выглядело логично, то с приходом в "Транснефть" Семена Вайнштока оставаться "на прежнем месте" выглядело бы, наоборот, нелогично. Но такова "политическая" версия.
Существует и "экономическая". Смена реестра нужна новому поколению удачливых бизнесменов для обретения контроля над трубопроводным монополистом. До того как занять президентское кресло "Транснефти" осенью прошлого года, Вайншток возглавлял компанию "ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь". Возникли было слухи, что Вагит Алекперов "посадил на трубу" своего человека. Это было заблуждением. Все нефтяные компании отреагировали на назначение нового главы "Транснефти" внешне спокойно, отметив лишь, что профессионала характеризуют дела, а не место предыдущей работы. Тем не менее вскоре осторожное опасение сменилось уверенностью: "Транснефть" работает на "новую семью".
Во-первых, Вайншток уже перевел счета госкомпании "Транснефть" в МДМ-банк, о котором говорили, что он близок "семейному" банкиру Александру Мамуту (хотя формально такая близость никак не подтверждена). Во-вторых, сейчас Вайншток отказывается от услуг ЦМД. При этом основным претендентом на реестр "Транснефти" называется "Фондовая регистрационная корпорация", ведущая реестр также и "Сибнефти", ассоциирующейся уже с именем Романа Абрамовича. Что же дает принадлежность к одному реестродержателю, с одной стороны, и обладание реестром "Транснефти" - с другой? Трубопроводный монополист является специфическим предприятием: 75% обыкновенных акций "Транснефти" принадлежит государству. Продавать их пока никто не собирается. В то же время 25% от уставного капитала "Транснефти" принадлежит частным акционерам. Среди крупнейших ранее назывались компании "Беневент" и "Национальное перестраховочное общество". Однако, по различным данным, акции "Транснефти" уже находятся на оффшорах.
Получив же доступ к реестру, можно "постучать в дверь" к каждому из акционеров, сделав им циничное предложение о продаже акций. Способов убедить имеется довольно много. Можно вспомнить казусы с Анатолием Быковым, Михаилом Живило, Владимиром Гусинским и, наконец, тем же Березовским: всем им был предложен выбор - "спокойствие и свобода в обмен на акции". В крайнем случае можно даже было бы и денег предложить, чтобы акции продали. Вот потенциально самый верный путь доступа к управлению "Транснефтью". Далее остается лишь позаботиться, чтобы компания процветала. Поскольку "Транснефть" монополист, то процесс установления порядка прокачки нефти и станет важнейшим каналом ее обогащения в интересах акционеров. Что же касается тендеров на прокачку, то в данном случае принцип "равноудаленности" может постигнуть судьба того же субъективного толкования, каковое наблюдается в поведении госорганов по отношению к олигархам. Так или иначе, но деловое сообщество напряженно наблюдает, чем закончится интрига вокруг "Транснефти". Если "Сибнефть" и Абрамович действительно усилят в итоге свои позиции, то следующими пунктами борьбы станут, говорят, уже "Газпром" (скажем, весной 2001 года) и РАО "ЕЭС" (тогда же). Ну а как закономерный финал всякого олигарха и фаворита - передача акций "творческой интеллигенции". Уже при будущей власти...
* * *
Нынешний статус Бориса Березовского, лидера кремлевской "семьи" при Ельцине, уже таков, что про него впору слагать легенды - "помните, каким он парнем был?" Вот одна из легенд: когда Березовский покидал кресло депутата от Карачаево-Черкесии в Думе, то на вопрос "Борис, ты чего это?" - он молвил: "Рома хочет все". Емкость фразы в том, что олигархическую сущность экономики России не передать враз, а слова о "равноудаленности олигархов" от власти не могут вмиг утратить налет романтическо-пропагандистской мечтательности, став реальностью. Над командой Путина с самого начала витало: возникнет ли вокруг него своя "семья" и кто войдет в число "родственников"? Команда очень закрыта, утечек почти не делает. Однако и без них видно, что у Путина уже есть кандидаты на роли и Юмашева, и Коржакова с Рогозиным, и Чубайса с Сосковцом. И Березовского. "Наезды" на прежде могущественных олигархов носят подчас налет политического рэкета. Именно на таком фоне незаметно оказалось, что вокруг Романа Абрамовича начал (или продолжил?) складываться центр олигархического влияния. Может, пока и рано называть это устойчивым явлением новой команды власти. Но тенденция к переделу влияния именно олигархического, значит, закулисного и политически организованного, свойства налицо. И среди потенциальных жертв новой "семьи" уже называют самые мощные компании, на которые даже у старой рука не поднималась.
Георгий Бовт
* * *
Действующие лица
В "Транснефти" "Известиям" подтвердили, что компания намеревается сменить депозитарий. По словам вице-президента компании Сергея Григорьева, "Транснефть" объявила конкурс, итоги которого будут подведены 12 сентября. "Если условия депозитария нас не устраивают, то мы можем поменять его на другой". Что касается аукционов по дополнительной прокачке нефти через систему "Транснефти", то в компании не подтвердили авторство этой идеи. "Идея была предложена Всемирным банком и активно обсуждалась еще в прошлом году. Сейчас это предложение стали вновь муссировать", - говорит Григорьев. По словам вице-президента, если решение будет принято, то "Транснефть" будет получать тот же тариф. "Право дополнительно прокачать нефть получит тот, кто предложит больше денег. Мы возьмем свой тариф, а разницу - государство".
Представитель "Сибнефти" заявил "Известиям", что "в проектах по расширению бизнеса компании "Транснефть" не рассматривается". В компании утверждают, что информация о покупке 25-процентного пакета акций "Транснефти" - "абсурд, поскольку этот пакет сильно распылен, и нет смысла ставить себе задачу собрать его". Что касается госпакета, то "в ближайших планах правительства по приватизации его нет. Мы не рассматриваем вопрос о покупке "Транснефти", поскольку он нереальный", - говорят в "Сибнефти".

На главную страницу



 

Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены