12 июля 2001 г.
Источник: газета "Новые известия"
Автор: Игорь Жильцов
Альфонсы при власти
Равноудаленные от президента олигархи окучивают губернаторов
Глава "Альфа-групп" Михаил Фридман дошел до Урала и оказался в благодатной Оренбургской земле. Оглянувшись окрест, он понял, что "попал". А вместе с ним "попала" и вся Оренбургская область во главе со своим губернатором. Уже сегодня "Альфа" приближается к полному контролю над областным бюджетом, который в связи с этим худеет день ото дня. Президент Ельцин разводил олигархов, как символ цивилизованной конкуренции в узком кругу. При нем они зародились, взросли на афере с залоговыми аукционами и буйно зацвели зеленым.
Однако много власти олигархам Борис Николаевич брать не позволял, осаживая ретивых своим знаменитым "механизмом сдержек и противовесов". Олигархам следовало быть равными, "равнее" других президент позволял быть разве что Гусинскому. Потом новый президент Путин заявил, что играть в такие игры ему не интересно, равноудалил олигархов от тела и сослал их за пределы кремлевских стен. Поднявшись с брусчатки и отряхнувшись, олигархи обнаружили вокруг себя город Москву и градоначальника Лужкова с верноподданной дружиной местных любителей бюджетных средств. Дружина смотрела на олигархов недобро, поигрывая, словно кистенями, ключами от набитых личных закромов. Тяжко вздыхая, повесили олигархи на плечи полуботинки крокодиловой кожи, связав шнурками попарно, и побрели босиком по Руси в поисках губернаторской благосклонности.
Случайный губернатор
Губернаторы, также равноудаленные от Кремля в ходе реформирования Совета Федерации, тем временем несколько заскучали в своих уделах. И обрадовались пришествию олигархов, хотя приспособили оных к региональным делам каждый на свой манер. Не у каждого губернатора оказался в арсенале тот самый механизм для осаживания аппетита. Амангельды Тулеев в Кемеровской области, например, "разводит" теперь олигархов не хуже Ельцина. Не всем это нравится, и потому время от времени Тулеева пытаются отравить. Но у губернатора Кузбасса хороший политический нюх. Отраву он чует издали и в рот не берет. А душегубам не удается спрятаться от прокуроров даже в Москве. Повезло тем олигархам, которые набрели на губернаторов менее искушенных. А более всех, пожалуй, повезло Михаилу Фридману из "Альфа-групп", чья голубая мечта олигарха практически уже воплотилась в Оренбургской области. Мечта эта имеет облик коммуниста с 40-летним стажем, сидит в кресле губернатора и носит имя Алексея Чернышева.
Всю свою 62-летнюю жизнь Алексей Чернышев отдал селу, дослужившись к 1989 году до секретаря Оренбургского обкома КПСС по сельскому хозяйству. В 1990 году избиратели Сорочинского округа направили его в Совет народных депутатов РСФСР, где Чернышев стал членом Комитета Верховного Совета по вопросам экономической реформы и собственности, Комиссии Совета республики Верховного Совета по бюджету, налогам и ценам. Входил также в депутатские группы "Коммунисты России", "Отчизна" и почему-то еще в "Медицинские работники". После путча из рядов коммунистов не вышел, но в октябре 1993 года сказался больным и не смог отстоять свои идеалы. В виде компенсации за связанные с этим фактом переживания ему, видимо, и предложили сразу же после расстрела Белого дома место первого замминистра сельского хозяйства. Поскольку предыдущее депутатское место работы погорело, Чернышев согласился на министерское, где поднимал зябь ровно два месяца. Затем снова избрался в парламент как член еще одной партии - Аграрной.
Администрация его родной
Оренбургской области писала земляку в Госдуму письма с наказами, в которых просила выступить с законодательными инициативами по наболевшим проблемам межбюджетных отношений, четкого разграничения полномочий между субъектом и Федерацией, ипотечного кредитования, финансированию федеральных программ агропромышленного комплекса и так далее. Депутат Чернышев не понимал, зачем все это нужно. То есть вроде бы искренне был убежден в том, что для благополучия Родины нужны всего лишь хорошие урожаи, которые достигаются своевременным севом и героической уборочной страдой. Как в анекдоте: чего там думать - трясти надо, а остальное от лукавого. Короче, практически ни один из наказов не удостоил депутат-коммунист своим вниманием.
По-своему Чернышев - политик удивительный, так как сельское хозяйство любит до самозабвения, хотя и несколько примитивно. Что другим политикам -наказание и крах карьеры, то для Чернышева - единственный смысл и содержание всей жизни. И лишним доказательством тому явились события, происшедшие вслед за расширением, чисто случайным, сферы компетенции бывшего секретаря обкома. Вплоть до конца 1999 года он благополучно определял пути развития российского села, зарекомендовав себя в парламенте дисциплинированным депутатом, пока не подоспели выборы в Оренбургской области, сопровождаемые громким скандалом. С губернатором Владимиром Елагиным схлестнулся Павел Гуркалов - тогдашний гендиректор металлургического гиганта ОАО "НОСТА". Поскольку Гуркалов еще за полгода до выборов публично рвал на груди дорогой пиджак, называл себя "человеком команды Елагина" и клялся действующему губернатору в вечной дружбе, любви и политической поддержке, избиратели и чиновники несколько растерялись. Федеральная власть тем временем была увлечена выборами в парламент, да еще и, как выяснилось позже, меняла старого президента на нового.На Чернышева в связи с этим вообще никто внимания не обратил как на фигуру несерьезную, что позволило ему остаться вне традиционной предвыборной критики на уничтожение. Кандидат Чернышев даже кампании как таковой не проводил, поскольку на безнадежное дело никто денег давать не хотел. За пару месяцев до выборов все были уверены, что в первом же туре победит Елагин, а если дело дойдет до второго, то на волне протестного голосования победителем неизбежно станет Гуркалов. Однако неожиданно его бурно растущий рейтинг замер у какой-то незримой черты, и во второй тур вышли губернатор с коммунистом. Обиженный Гуркалов бросил все оставшиеся деньги на поддержку Чернышева, и последний выскочил к губернаторскому креслу, словно черт из табакерки.
Сев в данное кресло, бывший депутат вновь углубился в любимое и единственно знакомое сельское хозяйство. Оказалось, что даже промышленность Чернышев способен рассматривать исключительно с точки зрения выгоды для села. Используя наработки предыдущей областной администрации, новый губернатор ускорил развитие агропромышленных комплексов предприятий, что повысило удои и увеличило количество центнеров с гектара. В дальнейшем губернатор, судя по его заявлениям, намерен на базе возродившегося села вновь обустроить колхозы и совхозы. Но пока село еще не встало на ноги, ужас раскулачивания промышленности не грозит. Грозит ей другое - она сама по себе, без села, в сферу интересов губернатора не попала вовсе, что лично для него приятно - глупо заниматься тем, в чем смыслишь мало. Однако для областной промышленности в частности и области в целом, чей бюджет промышленность и наполняет, такой губернаторский перекос сразу же вышел боком.
Шпульки вместо бюджета
Вот, к примеру, что случилось с одним из двух крупнейших плательщиков в бюджет Оренбуржья - нефтяной компанией ОНАКО. Предыдущая администрация, в чьем управлении находился 25-процентный госпакет акций ОНАКО, стремилась сохранять возможность влиять на судьбу этой компании. Губернатор же Чернышев к выработке условий конкурсной продажи федеральным правительством этого пакета акций не проявил вообще никакого интереса. В результате ОНАКО отошла под контроль известной нефтяной компании ТНК, которую контролирует не менее известная финансовая группа "Альфа" во главе с уже упомянутым выше олигархом Фридманом. Теперь, спустя год после сделки, громадина ТНК добивает в Оренбуржье последнего конкурента районного масштаба Пономаревскую нефтяную компанию. На всех остальных АЗС области давно красуются три известные буквы, написанные белым по синему.
Платежи в бюджет приняли фиксированную форму и потому резко сократились, хотя добычу нефти ОНАКО не сократила, а конъюнктура мировых цен более чем благоприятна. Дело в том, что в наше время только специализированные и вертикально интегрированные нефтехолдинги с единой акцией, вроде "ЛУКойла" и ЮКОСа, готовы честно показывать свою прибыль, так как заботятся о росте капитализации. "Альфа" же, как известно, специализируется на торгово-закупочных операциях с пакетами акций разрозненных предприятий. Поэтому прибыль показывает только тогда, когда таковой пакет решила продать. В остальных случаях прибыль скрывается и уходит не в бюджет, а на скупку новых пакетов, а также на сопутствующие расходы вроде содержания чиновников федерального и регионального уровней.
Интересна и судьба полученных областью 10 процентов от проданного госпакета акций ОНАКО. Эти 120 миллионов американских долларов Алексей Чернышев, как истинный коммунист, раздал чуть ли не всем поровну. "Мы даем эти средства тем хозяйствам, где чуть-чуть не хватает для запуска новых мощностей, которые принесут прибыли!" - под таким лозунгом миллионы сеяли над Оренбуржьем, словно над полем чудес. Однако чудес в наше время с долларами не приключается, и плоды "шариковщины" обладминистрация теперь старается убрать с глаз публики подальше, уж больно они уродливы. Например, выделили швейной фабрике, не торгуясь, деньги для покупки 100 тысяч японских шпулек. Потому что, видите ли, только японских шпулек фабрике не хватало для рентабельности. Когда шпульки приехали, оказалось - не подходят они для наших швейных машинок! Потому что сделаны совсем для других машинок, японских, со скоростью вращения вала в сотни раз большей... Вместо регулярных поступлений в бюджет от ОНАКО имеет теперь область японские шпульки и иные красивые, но, увы, абсолютно бессмысленные предметы.
"Стилтекс" и "Альфа" -близнецы-братья
Однако история с ОНАКО в ближайшее время может показаться доброй сказкой в сравнении с судьбой второго крупнейшего источника бюджетного финансирования Оренбургской области - металлургического комбината "НОСТА", расположенного в городе Новотроицке. В конце 1999 года на его экспортные потоки села печально известная группа компаний "Стилтекс", которую к этому времени уже выгнали с Молдавского металлургического завода в Приднестровье и с горно-обогатительных комбинатов Курской магнитной аномалии. Выгнали за то, что вышеназванные потоки под руководством "Стилтекса" не просто обрастали сетью валютовыводящих ручейков и речек. "Стилтекс", выступая в качестве трейдера металлургических и горно-обогатительных предприятий, просто не считал нужным рассчитываться за поставленную ему продукцию. А когда руководителю "Стилтекса" Владимиру Савельеву вежливо напоминали о необходимости выплатить долги, он очень обижался и начинал агрессивную кампанию против кредиторов, привлекая в качестве союзников разного рода финансово-спекулятивных монстров типа той же "Альфы", заманивая их перспективой поглощения предприятия, Поскольку дар убеждения, по отзывам бывших партнеров, пожалуй, единственная положительная черта Савельева как бизнесмена, монстры эти энергично лезли драться и увязали в позиционной войне. Тем временем "Стилтекс" под шумок перебирался в другой регион, и все начиналось заново.
На "НОСТА" Савельев тоже пришел не один, а с деньгами одного из крупных кредиторов комбината - торгово-промышленной группы, возглавляемой Андреем Андреевым. Когда Андреев проанализировал судьбу денег, поступивших на "НОСТА" в течение 2000 года, он так же, как и все предшествующие партнеры "Стилтекса", предложил последнему расстаться. Расстались по-хорошему - было сделано официальное заявление, согласно которому две группы просто "разделили бизнес": Андрееву досталась металлургия, а Савельеву - добыча угля в Кемеровской области. Благодаря "разводу" в первом квартале 2001 года "НОСТА" значительно сократила кредиторскую задолженность: долгосрочные обязательства уменьшились на 110 миллионов рублей (3%), а кредиторская задолженность по краткосрочным обязательствам -на 636 миллионов (17%), в том числе перед поставщиками и подрядчиками - на 502 миллиона (32%). Задолженность перед внебюджетными фондами уменьшилась на 40 миллионов (24%). Всего в бюджеты всех уровней и внебюджетные фонды за 4 месяца 2001 года комбинат выплатил 420 миллионов рублей. Это, следует отметить, порадовало губернатора Чернышева, который теперь публично при случае ставит другим предприятиям в пример отсутствие текущей задолженности "НОСТА" по налоговым платежам и полное взаимопонимание с ее руководством. По итогам экспертной оценки Российской академии наук и решению почетного жюри, ОАО "НОСТА" и новому гендиректору Андрею Великанову присудили звание лауреатов премии "Российский национальный Олимп" в номинации "Лучшее предприятие экономической и социальной сферы". Вот бы радоваться партнерам комбината. Они и радовались - но, как оказалось, не все.
Весной в арбитражный суд Оренбургской области вдруг поступают иски с просьбой возбудить против ОАО "НОСТА" процедуру банкротства. Иски поданы от имени компаний ООО "Юниверсал металл" и First Royal Steeltex Corp. (Лихтенштейн), которые обе... входят в группу компаний "Стилтекс". При этом суммы исковых требований при сложении не превышают дневную выручку комбината. 19 июня суд начинается с конфуза, поскольку представители "НОСТА" приносят документы, согласно которым сами истцы, во-первых, должны комбинату неизмеримо больше. Во-вторых, они до суда ни разу не предлагали "НОСТА" с ними рассчитаться. И, в-третьих, "Юниверсал металл", который на комбинат поставлял металлолом, просто бегал от "должника" - специально закрыл свой счет в банке непосредственно перед тем как на него поступили деньги с "НОСТА", и комбинату пришлось перечислять их на депозитный счет нотариуса. Высокий суд все эти документы принял, и в дальнейшем не подвергал сомнению их подлинность. Однако 20 июня, несмотря на все вышеизложенное, арбитражный суд начал процедуру банкротства и назначил на "НОСТА" внешним управляющим Александра Горшкова, предпринимателя без образования юридического лица, положив ему ежемесячный оклад в 20 тысяч рублей за счет комбината.
В своем решении суд допустил столько грубейших нарушений закона, что одно их перечисление в апелляционной жалобе "НОСТА" составляет несколько страниц. Самые простые для понимания неискушенных в юриспруденции граждан и одновременно наиболее показательные касаются кандидатуры внешнего управляющего. Согласно закону, суд вправе назначить на эту должность лицо, отвечающее нескольким критериям. Временный управляющий не должен представлять интересы какого-либо отдельного кредитора, поскольку проблема банкротства касается всех. Так как "НОСТА" государственными решениями отнесена к категории предприятий социально значимых и градообразующих, кандидат должен обладать аттестатом конкурсного управляющего не ниже третьей категории. Если такие специалисты не зарегистрированы в суде, рассматривающем иск, то суд обязан назначить внешним управляющим чиновника из государственной Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО), представители которой есть в каждом субъекте Федерации. Согласно закону, внешний управляющий на стадии наблюдения должен проанализировать состояние дел на предприятии, составить список кредиторов, созвать комитет кредиторов и подготовить ему отчет. Комитет полномочен принимать в отношении предприятия решение: вводить ли внешнее управление, заключать мировое соглашение или банкротить безнадежного должника.
"Альфа" как знак беды
Тем не менее Оренбургский арбитраж назначил на "НОСТА" гражданина Горшкова, который является специалистом всего лишь второй категории, поручив ему заняться процедурой наблюдения. Представителей ФСФО суд вообще отказался рассматривать в качестве кандидатов без всяких тому объяснений. Далее сам Горшков публично сообщил, что его кандидатуру представители "Стилтекса" не просто выдвинули, а пригласили на должность внешнего управляющего еще до суда. Потому он, житель Москвы, и зарегистрировался в оренбургском арбитраже всего лишь за две недели до подачи исков. А вступив в обозначенные судом права, быстро и совершенно официально привлек в качестве "независимого" специалиста некоего гражданина Халецкого, который не просто являлся штатным работником "Стилтекса", но и участвовал от имени последнего до недавних пор в управлении экспортными и финансовыми потоками "НОСТА".
Появившись на "НОСТА", Горшков повел себя, мягко говоря, странно для внешнего управляющего. Для начала он составил список необходимой оргтехники и расходных материалов, общей стоимостью около 300 тысяч рублей, включая шесть копировальных аппаратов. Ко всем приборам, включая примитивные телефоны и шариковые ручки, он отдельным письмом потребовал инструкции на русском языке. Ему все моментально дали, но Горшков не растерялся и начал отказываться от выделенного ему помещения аж в 108 квадратных метров - слишком большое, писал, я в нем теряюсь. Зачем-то ползал по этому помещению с рулеткой... Поселился Горшков с помощниками в самом престижном отеле соседнего города Орска - гостинице "Фортеция", где платит в сутки за скромный номер почти 100 американских долларов, перемещается в сопровождении многочисленной охраны. Счет за эти "услуги" ждут на "НОСТА" с замиранием сердца.
В общем, издевается теперь Горшков над "НОСТА", как хочет. Привлеченные им сотрудники от управляющего не отстают. На днях один из них, совершенно трезвый, ходил по коридорам заводоуправления с непристойными песнями и бил ногами в двери кабинетов, где работники комбината отсутствовали по причине обеденного перерыва. Работников комбината, включая службу безопасности, генеральный директор "НОСТА" чуть не ежедневно просит соблюдать бдительность и не поддаваться на провокации. Но на видеопленку, конечно, все выкрутасы неприятной компании фиксируют.
Поведение внешнего управляющего со свитой на "НОСТА" не случайно называют провокационным. Дело в том, что согласно действующему федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)", внешний управляющий на стадии наблюдения может подать иск в арбитраж, и суд вправе в этой ситуации сместить генерального директора, полномочия которого автоматически переходят этому самому внешнему управляющему. То есть Горшков получит в свои руки распорядительные функции, в том числе в финансовой и кадровой сферах, не дожидаясь решений комитета кредиторов. И получит возможность сфальсифицировать финансовую отчетность таким образом, что сомнительные долги "Стилтексу" перевесят неизмеримо большие долги самого "Стилтекса" перед комбинатом и его кредиторами.
Плоды для подобного рода подозрений появились в Оренбургской области сразу же, минуя стадию цветения иллюзий. Уже на следующий день после суда, 21 июня, в московской прессе появились откровения Александра Волкова, руководителя компании МИНФИН, специализирующейся на разработке проектов агрессивного захвата чужой собственности. Волков сообщил, что еще в апреле этого года к нему обратился глава металлургического департамента компании "Альфа-Эко" Вадим Кучарин и заказал разработку плана банкротства "НОСТА". Волков согласился и тут же выложил концепцию: надо по иску мелкого кредитора ввести на комбинате внешнее наблюдение, найти товарные векселя 1996-1997 годов, признанные в начале 2001 года Высшим арбитражным судом долговыми расписками, и тогда уже налоговая служба, при соответственном вспомощенствовании, обанкротит "НОСТА" в связи с выявленными задолженностями по налогам, связанными с обращением вышеназванных векселей. В общем, как считает Волков, "Альфа" его "кинула", так как за идею ничего не заплатила, а план уже реализует вовсю. Сама "Альфа-групп" от своей причастности к скандалу с "НОСТА" вяло открещивается, однако объяснить наличие в охране того же Горшкова представителей своей службы безопасности не может никак.
Более того, до своего появления в Оренбурге Александр Горшков в 1999 году уже отличился в роли внешнего управляющего - в ОАО "Черногорнефть". Причем его кандидатуру предлагал не кто иной, как "Альфа-групп". А вот что думает по поводу банкротства "Черногорнефти" бывший руководитель ФСФО Георгий Таль: - "Черногорнефть" - это предприятие, которое могло заплатить по своим долгам в течение двух недель, максимум - месяца. И об этом знали все. Об этом знали кредиторы, которые банкротили предприятие. Я с ними периодически общался, и мы с ними еще спорили. Я говорил: ребята, давайте я приведу это предприятие в нормальное состояние за три месяца. Они смеялись и отвечали: да мы знаем, мы быстрее сами выведем, но зачем нам это нужно? Им это действительно не было нужно.
Особую роль в истории с "Черногорнефтью" сыграл бывший председатель совета директоров вышеупомянутой ТНК Леонид Рокецкий, по совместительству работавший тюменским губернатором. После августовского кризиса 1998 года стало ясно, что компания СИДАНКО не может осуществлять платежи принадлежащей ей "Черногорнефти", и кредиторы начали банкротство. Назначили внешнего управляющего, который компанию реорганизовал и практически восстановил платежеспособность. Все оказались довольны, кроме нескольких мелких кредиторов, на которых приходилось два процента долгов. Однако же они представляли ТНК и, по совместительству, тюменскую власть.
Эти кредиторы подали иск в арбитраж Ханты-Мансийского АО, который не удовлетворил жалобы по понятным причинам: округ получал налоги в свой бюджет и понимал, чем закончится надуманное банкротство. Однако следующая инстанция - Тюменский суд - естественно, приняла решение в интересах 2 процентов кредиторов и поменяла внешнего управляющего на человека "Альфы". 2 июня 1999 года Высший арбитражный суд РФ (ВАС) приостановил исполнение этого странного решения. После чего губернатор Рокецкий совершил блиц-вояж в Москву, где встретился с председателем ВАС Вениамином Яковлевым.В результате уже 7 июня 1999 года ВАС отменил свое решение и сохранил контроль ТНК над "Черногорнефтью". 98 процентов кредиторов, среди которых оказались такие крупные инвесторы, как ВР-Аmосо и Европейский банк реконструкции и развития, опять же были "кинуты", невзирая на законы. Теперь "Черногорнефть" включена в ТНК, которая по итогам первого квартала 2001 года понесла убытки в размере 1,86 миллиарда рублей.
Случай с арбитражным судом по делу "НОСТА" удивительно похож на случай с "Черногорнефтью", за одним исключением. К председателю областного арбитража Семенову комиссия из ВАС прибыла сама буквально за несколько дней до суда. После проникновенной и продолжительной беседы оренбургский арбитражный суд принял то незаконное решение, которое вкратце уже было изложено выше.
Нужен ли Чернышев ВР-Аmосо?
В ситуации, когда под угрозой банкротства находится предприятие, чьи налоги превышают половину областного бюджета, любой губернатор найдет средства к тому, чтобы остановить агрессора. Вон Тулеев попер "Альфу" из Кемеровской области - и ничего, не отравили губернатора. У Чернышева же положение особое - и не только по причине его очевидной неспособности анализировать сложные процессы, происходящие с акционерной собственностью в промышленности. Беда в том, что именно "Стилтекс" из средств "НОСТА" финансировал его на том самом трагическом для области втором туре выборов. И позже Савельев совершал регулярные рейды к одному из заместителей губернатора с гоголевской фамилией Плохотнюк, грея в кармане толстые пачки зеленых денег.
Душевные беседы персонажи вели при свидетелях и включенном магнитофоне Савельева, поэтому рассказывать о них можно теперь без страха быть обвиненным в клевете. Вот и мечется теперь Чернышев между опасением за крах бюджета и страхом быть обвиненным в коррупции. Потому и делает такие странные и противоречивые заявления, какие приходится слышать в последние дни на совещаниях в Оренбурге. "Администрация выступает против искусственного банкротства "НОСТА", - решительно заявил губернатор 6 июля. Потом подумал и с тем же жаром продолжил: "Администрация региона будет готова в рамках своих полномочий оказать помощь внешнему наблюдающему АО "НОСТА" Александру Горшкову". Полюбил в последнее время губернатор Чернышев и фразу "пусть суд разберется", будто речь идет о британском королевском Верховном суде -а не о российском арбитраже. В данном случае задача власти - не влиять на суд, но остановить давление на него. Да как тут остановишь, если и руки связаны, и желания особого нет отвлекаться от близкой уборочной страды, столь милой сердцу губернатора Оренбуржья.
В общем, в скором времени на герб области вместо царской короны будет, видимо, нахлобучена первая буква греческого алфавита. Уже сегодня "Альфа" с помощью рычагов "Стилтекса" получила возможность давить на областную администрацию, а с помощью московского начальства - на оренбургский арбитраж. В более чем дружеских отношениях состоят представители "Альфы" и с начальником областного УВД генералом Белозеровым, которого перевели сюда с аналогичной должности в теплом городе Сочи после драки сочинских армян-таксистов с бойцами президентской охраны, в которую милиция вмешаться не захотела. "Приручив" одного из заместителей областного прокурора, "Альфа" пытается теперь инициировать отставку самого прокурора, чтобы и здесь на высшем посту иметь своего человека. Местные жители уже называют, не стесняясь, прикормленных чиновников "альфонсами" (разумеется, от слова "Альфа"). Если же получится обанкротить "НОСТА" и насадить туда свою команду - то и поступления в областной бюджет окажутся фактически под полным контролем "Альфы". Для любой компании, ориентированной на производство, такое привилегированное положение в стратегически важной области, соединяющей Центральную Россию с Уралом, Сибирью и Казахстаном, могло бы стать основой динамичного развития собственных активов за счет роста промышленности. Но "Альфа", увы, ориентирована исключительно на перепродажу. Точно так же, как ее создатель Михаил Фридман, который сколотил свой первоначальный капитал в Москве в непосредственной близости от высокого искусства, то есть -спекулируя театральными билетами.
С одной стороны, нынешнего губернатора грядущее положение марионетки вполне устраивает. Можно заниматься исключительно селом, поскольку все остальные проблемы "Альфа" будет решать сама и в своих интересах. Тут главное - ей не мешать, тогда есть гарантия избрания и на следующий губернаторский срок. С другой стороны, уже сегодня глава "Альфы" Михаил Фридман в западной печати публично называет сумму, за которую готов продать свой пакет в ТНК, - не очень, кстати, высокую. А вместе с ТНК, понятно, "уйдет" и ОНАКО. Называют и возможного покупателя - компанию ВР-Аmосо. Акции по традиции "вычищенной", со сброшенной "социалкой", "НОСТА" с наибольшей вероятностью будут предложены компании "Евразхолдинг", потому что самой "Альфе" столь мощное производство не нужно.
В том же случае, если "Альфа" вдруг останется в Новотроицке надолго, областной власти стоит готовиться к массовым выступлениям. Чтобы покрыть свои потребности в трубной продукции, "Альфе" достаточно оставить на "НОСТА" около 6 тысяч работников из нынешних 25 тысяч. А это означает резкое падение уровня жизни не только в Новотроицке, но и в соседнем Орске, большая часть жителей которого так или иначе связана посредством работы с металлургическим гигантом. Понятно, что "Альфа" в этом случае быстро испарится вместе с деньгами и начальником милиции, по своей должности вынужденным рабочие выступления подавлять. Но вряд ли понадобятся ей в иных местах остальные местные "альфонсы", в том числе и губернатор с одним узкоспециальным талантом, не имеющим ничего общего со способностями менеджера и финансиста.

На главную страницу



 

Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены