31 мая 2001 г.
Источник: газета "Новые известия"
Автор: Александр Григорьев
Нужна ли газовая атака на нефтехимию?
Публичная полемика вокруг проблемы использования нефтяного попутного газа (НПГ) длится уже не один месяц, а ее обострение совпало с подготовкой в Госдуме законопроекта "О государственном регулировании использования нефтяного попутного газа". Самый острый вопрос - цена на НПГ. Именно в этом суть разногласий между нефтяными компаниями (производителями этого газа) и переработчиками НПГ, от газоперерабатывающих заводов до нефтехимических предприятий на всех 7 стадиях передела. Свою лепту в спор внес и депутат Госдумы А. Рязанов, который, к сожалению, не удержался на позициях объективности, а фактически выступил всего лишь как лоббист интересов нефтедобывающего бизнеса (см. "Российская газета", 11.04.2001, "Дорогой, однако, попутчик"). Нет смысла вдаваться в детальное рассмотрение всех аргументов г-на депутата. Однако его рассуждения по поводу якобы исключительно корыстных интересов "частной нефтехимической монополии" (имеется в виду "Сибирско-Уральская газонефтехимическая компания" - АК "Сибур") и выпады в адрес газопереработчиков вряд ли можно назвать корректными. И дело даже не в конкретной, действительно одной из самых крупных и динамичных компаний, а в будущем целой отрасли российской экономики - нефтехимии. Именно эта отрасль, одна из немногих, демонстрирует в последние 2 года стремительный рост, который может быть полностью остановлен непродуманными решениями о повышении цены на основное исходное сырье - нефтяной попутный газ.
Для лучшего понимания драматизма и значения для России "проблемы НПГ" следует внести ясность в некоторые, казалось бы, очевидные вопросы. К сожалению, до сих пор в квалифицированной, глубокой переработке НПГ заинтересованы не столько нефтедобытчики (собственники), сколько газопереработчики с Нефтехимиками (потребители) и, естественно, государство в целом, коль скоро оно обязано обеспечивать рациональное использование национального достояния - природных ресурсов. В данном случае ценнейших углеводородов. Лишь один, но весьма показательный пример. Крупнейшие нефтяные компании сейчас развивают программы собственной "малой энергетики" - строительства на промыслах мини-электростанций, работающих исключительно на НПГ. С точки зрения нефтяных бизнесменов и их прибылей это исключительно выгодно и целесообразно, а с общегосударственных позиций это та самая топка печей пачками ассигнаций. Разница лишь в одном - ассигнаций можно напечатать сколько угодно, а нефтяной попутный газ - ресурс, увы, невосполнимый.
Специалисты хорошо знают, что качество (а значит, и реальная ценность, которая должна выражаться в деньгах) НПГ напрямую в решающей степени зависит от его химического состава. Наиболее важная компонента НПГ - это жидкие, так называемые целевые углеводороды. Их выход при первичной переработке газа не превышает 15%. Это действительно ценнейший продукт, "хлеб и вода" нефтехимии, десятков и сотен заводов, производящих тысячи наименований продукции и товаров народного потребления. 80-85% выхода -это так называемый сухой отбензиненный газ (метан-этановая фракция), гораздо менее ценный, близкий по составу к обычному природному газу. Но в НПГ содержатся не только "полезные" углеводороды, но и коррозионно-агрессивные вещества. И чем их больше, тем значительней затраты газопереработчиков на обеспечение безопасности производства, тем выше себестоимость всех продуктов переработки НПГ. На практике по показателям качества НПГ можно разделить на жирный (содержит особенно много наиболее ценных углеводородов), средний и тощий.
Давно известно (но об этом почему-то умалчивается), что переработка именно НПГ для всех газоперерабатывающих заводов всегда была и остается до сих пор планово-убыточной. Это положение сохраняется с конца 70-х годов, когда был пик добычи нефти в Западной Сибири и нужно было срочно строить новые заводы для переработки попутного газа, до этого в массовом порядке сжигавшегося на факелах. Совсем не случайно вплоть до 1994 года заведомо убыточное производство широкой фракции легких углеводородов (ШФЛУ) и сжиженного газа на всех газоперерабатывающих заводах дотировалось из бюджета. Прекратились госдотации, начали снижаться объемы добычи нефти (а значит, и загрузка заводов НПГ), в три раза подскочили закупочные цены на попутный газ, поползли вверх тарифы на электричество, и многие газоперерабатывающие заводы стали банкротами.
Какие из всего этого можно сделать выводы? Первый. Если государство заинтересовано не только в получении чисто сырьевых нефтедолларов "здесь и сейчас", но и в развитии на десятилетия вперед глубокой переработки углеводородного сырья, то к рассмотрению вопроса о цене на НПГ надо подходить предельно осмотрительно. Разорить отечественные газоперерабатывающие и нефтехимические заводы можно одним росчерком пера (резко повысив цену на НПГ), а вот восстанавливать вторично разрушенную отрасль придется уже не годами, а десятилетиями. И второе. Если все же рассматривать вопрос о повышении цены на НПГ, то необходимо жестко увязать ее с качеством этого газа. Чем больше содержание в НПГ наиболее ценных углеводородов (жирный газ) и меньше агрессивных веществ, тем выше его закупочная цена. И наоборот. Только в этом случае у нефтяников появится заинтересованность в продаже на газоперерабатывающие заводы действительно ценного сырья. А одновременно отобьет охоту гнать на ГПЗ смеси из нефтяного и обычного, природного газа, который по технологии газопереработки является просто балластом. Парадоксально, но до настоящего времени нет ГОСТа на нефтяной попутный газ, поступающий для переработки на ГПЗ. С разработки таких стандартов и следовало бы начать.

На главную страницу



 

Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены