17 мая 2001 г.
Источник: газета "Правда КПРФ"
Авторы: Степан Соколов
Кем программировалось банкротство Сургутского ГПЗ?
В ближайшее время в арбитражном суде предстоит рассмотрение вопроса о банкротстве Сургутского газоперерабатывающего завода (СГПЗ). Финансовое положение завода действительно тяжелое (общая сумма долгов перевалила за 1 млрд. рублей), но не такое уж и безнадежное. С большинством крупных кредиторов велись достаточно успешные переговоры по реструктуризации долгов, и до последнего времени сохранялась надежда на возможность постепенного выхода завода из затянувшегося кризиса. Однако уже в декабре прошлого года первым инициатором банкротства неожиданно выступил далеко не главный кредитор - итальянская фирма "Плантекс", которой СГПЗ якобы задолжал около 75 млн. рублей. Деятельность этой фирмы заслуживает более внимательного рассмотрения. А пока читателю надо дать представление о том, что собой представляет кандидат на банкротство - СГПЗ.
Начатое в 1978 году строительство уникального и крупнейшего в СССР Сургутского ГПЗ завершилось в рекордно короткие сроки. Уже в 1980 году была пущена его первая очередь, способная переработать 2 млрд. кубометров газа, а затем мощности завода достигли 5 млрд. кубометров. Завод был укомплектован высокопроизводительным японским оборудованием. Производство автоматизировано и компьютеризировано. Перерабатывается попутный нефтяной газ (ПНГ), поступающий на завод с нефтяных месторождений Западной Сибири. Основная продукция - "сухой газ", на котором работают две мощные региональные электростанции, и "широкая фракция легких углеводородов" (ШФЛУ) - ценнейшее сырье, необходимое для дальнейшего производства каучука, полимеров и химволокна. Глубина переработки на СГПЗ достигает 90% - один из самых высоких показателей в отрасли. Заводской персонал - это коллектив профессионалов с высоким образовательным уровнем, опытные специалисты и рабочие.
Однако к настоящему времени рентабельность производства на заводе находится на крайне низком уровне. Сказываются сокращение добычи газа нефтяными компаниями, резкое (в 3 раза) увеличение фиксированных закупочных цен на основное сырье (попутный нефтяной газ) и электроэнергию (ее цена составляет до 30% себестоимости конечной продукции завода). Существуют и субъективные причины, в немалой степени способствовавшие тому, что завод оказался на грани банкротства.
В связи с этим полудетективная история с итальянской компанией "Плантекс" особенно показательна. Еще в середине 1996 года появилось сообщение о том, что она намерена построить в Сургуте завод по переработке полипропилена и выпуску геотекстиля и агрополотна. Как сообщил тогда гендиректор СГПЗ Александр Рязанов, этот завод, способный перерабатывать до 8 тыс. тонн полипропилена в год, должен был вступить в строй уже в марте 1997 года. Стоимость заключенного в декабре 1996 года контракта оценивалась в 7,5 млн. долларов, причем руководство завода обязалось сразу заплатить итальянцам 65% стоимости оборудования. На практике "Плантекс", легко получив тогда без малого 5 млн. долларов, лишь в июле 1998 года приступил к сдаче объекта - не завода, а технологических линий, поставленных итальянцами. Здесь и начинается самое интересное. Как выясняется, существует минимум два подписанных сторонами протокола, связанных с этой процедурой. 18 июля в одном протоколе было зафиксировано, что полученный в ходе полугодовых испытаний итальянской линии конечный материал совершенно "не соответствует проектным требованиям". Перечень только наиболее существенных претензий к работе "Плантекса" занял 6 страниц убористого текста - это десятки позиций.
По многим из них представители фирмы давали обязательство устранить недоделки и явный брак в сроки от 2 до 3 месяцев. Но уже через 2 дня (!) новый гендиректор СГПЗ Фарид Бурганов (теперь уже тоже бывший) подписывает с итальянцами следующий документ, концовка которого однозначна и удивительна: "...Подписание настоящего протокола является окончательной приемкой линии Покупателем, и Продавец выполнил свои обязательства по контракту". Иными словами, чудесным образом за два дня и две ночи кто-то и каким-то образом как бы устранил все недостатки и снял все проблемы к полному удовлетворению сторон. Но настоящие чудеса, как известно, случаются крайне редко. Чаще всего это просто ловкие манипуляции и введение людей в заблуждение. Похоже, нечто подобное происходило и тогда. Во всяком случае, никто не слышал о том, что компания "Плантекс" устранила недостатки своей работы на СГПЗ. Более того, по оценкам специалистов, закупленное по контракту 1996 года импортное оборудование было опытным, а потому реально стоило значительно меньше. А вдобавок к этому оно стабильно выдавало бракованную продукцию. Проведенные на заводе ориентировочные расчеты показали, что только за период с 1997 по 1999 год вместо ожидаемой прибыли убытки Сургутского ГПЗ по контракту с фирмой "Плантекс" составили более 3,1 млн. долларов. К тому же до настоящего времени итальянцы считают, что СГПЗ еще и должен им около 3 млн. долларов, получить которые они и рассчитывают в результате банкротства завода. Кстати, сейчас интересы "Плантекса" в арбитражных судах представляет московская фирма "Теле мах", которая, как считают на Сургутском ГПЗ, имеет давние и устойчивые деловые контакты с одним из бывших гендиректоров завода, немало способствовавшим сомнительному "бизнесу" этой итальянской фирмы на сибирской земле.
Со времени начала акционирования и до начала процедуры банкротства на заводе сменился не один гендиректор. Все они сейчас достаточно хорошо устроены и не бедствуют. Тот же г-н Рязанов, например, после скандального увольнения акционерами с СГПЗ в начале 1998 года успел побывать в кресле депутата областной Думы. Теперь он является зам. председателя Комитета Госдумы РФ по собственности и числится в соавторах нового законопроекта "О финансовом оздоровлении организаций", призванного предупреждать... их банкротство. Вероятно, в здании на Охотном ряду в Москве трудно найти лучшего специалиста-практика по технологиям продвижения предприятий к финансовому краху.
Чем конкретно закончится процедура банкротства одного из крупнейших газоперерабатывающих заводов страны, сейчас сказать трудно. Очевидно лишь одно - потенциал Сургутского ГПЗ, его коллектива далеко не исчерпан. И при умелом, а главное - честном управлении, нахождении надежных источников инвестиций, восстановлении нормальных производственно-хозяйственных связей он, несомненно, вернется в число наиболее прибыльных предприятий нефтехимической отрасли России.

На главную страницу



 

Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены