23 апреля 2001 г.
Источник: еженедельник "Эксперт"
Авторы: Екатерина Дранкина, Дмитрий Кабалинский
Наследники Менделеева
Химическая промышленность переживает эпоху бурного роста. Вслед за "Газпромом", уже захватившим большую долю рынка, на лидерство претендует группа МДМ
Сейчас химия пахнет деньгами - это точно. Судите сами. Компании, сотрудников которых трудно было заподозрить в знании таблицы Менделеева, рвутся на химический рынок и готовы платить за вхождение в него немалые деньги. Металлургическая компания "Северсталь" за 75 млн долларов строит на острове Высоцкий порт для перевалки химпродуктов, рассчитывая в течение долгих лет снимать сливки с экспортеров метанола и аммиака. А питерский водочный король Александр Сабадаш борется с группой МДМ за одного из крупнейших производителей фосфорных удобрений АО "Фосфорит". В ходе состоявшегося недавно приватизационного конкурса компания с выразительным названием Агентство конкретной экономики и финансов, скорее всего связанная с Сабадашем, обещала заплатить за 10% акций этого предприятия ни много ни мало 15 млн долларов.
Хотят делить химию и нефтяники. Они вдруг вспомнили, что в их распоряжении есть попутный газ, отличное сырье для нефтехимии, и требуют допустить их с этим газом к трубе, обещая потом потратить много денег на перерабатывающие мощности. Ажиотаж инвесторов понятен. Отрасль традиционно является экспорториентированной, а последние два года благодаря возросшему внутреннему спросу и хорошей внешней конъюнктуре к тому же растет рекордными темпами. В 1999 году рост составил 22% - это был самый высокий показатель в российской промышленности вообще (общий рост выразился скромной цифрой 8%). В 2000 году отрасль рванула еще на 14%, пропустив вперед только легкую промышленность, черную металлургию и машиностроение. Сохраняется рост и в этом году - за первые два месяца химическая промышленность увеличила общий выпуск продукции еще на 6,5%.
Впрочем, новички этими цифрами прельщаются совершенно напрасно. Дело в том, что к настоящему времени все самые прибыльные объекты химической отрасли уже вовлечены в сферу влияния весьма ограниченного числа инвесторов. И неоспоримым лидером среди них является "Газпром".
"Сибур", гроза "Дюпона"
Первым газпромовским холдингом, пришедшим в химическую отрасль, стала Сибирско-Уральская нефтегазохимическая компания. Впрочем, контрольный пакет "Сибура" перешел к "Газпрому" лишь недавно; сначала компания развивалась хоть и на газпромовские деньги, но сепаратно.
Идея создания холдинга, способного объединить всю нефтехимию, появилась еще в конце 1995 года. В то время отрасль переживала крайне тяжелые времена. Даже всегда выгодное направление каучуков было развалено - каучуки продавали на внешних рынках ниже себестоимости только затем, чтобы получить живые деньги, которых на внутреннем рынке не было вовсе. "Мы, группа специалистов, которые думали о том, как спасти отрасль, сразу сделали ставку на 'Газпром', - рассказывает вице-президент компании Анатолий Лукашов. - Энергозатраты в нефтехимии составляют восемьдесят процентов себестоимости, стало быть, без 'Газпрома' не обойтись. Полгода мы считали. Таблиц и схем хватило для того, чтобы кабинет Шеремета (заместитель председателя правления 'Газпрома'. - 'Эксперт') заполнить наполовину. Зато когда мы вышли с окончательным предложением к Вяхиреву, проект был готов, и Вяхирев согласился".
В течение 1999 года прошла мощная волна поглощений, в результате которых в орбиту отношений "Сибура" вошли 90 российских предприятий, вместе занимающих от 25% до 70% различных направлений нефтехимического рынка. После того как цепочка обеспечения сырьем была выстроена, дела у многих предприятий нефтехимии пошли на лад - некоторые из них, например "Сибур-Химпром", только в течение 2000 года увеличили выпуск продукции в четыре (!) раза.
Впрочем, как утверждают в "Сибуре", с большинством из этих предприятий компания работает по процессинговым схемам, контрольными же пакетами не владеет ни в одном. Но так это или нет, судить достаточно сложно - компания все еще является крайне информационно закрытой. По нашим предположениям, сейчас структура "Сибура" выглядит следующим образом: контрольным пакетом (51%) после проведенной недавно допэмиссии владеет "Газпром", остальные акции распределены между основными структурными подразделениями "Сибура", в которых компания, в свою очередь, также владеет контрольными пакетами. Такая форма перекрестного владения позволяет компании страховаться от внешних посягательств.
Тем не менее процесс формирования холдинга еще не закончен. "Наша задача заключается в том, чтобы пройти путь от попутного газа до прилавка с самыми современными продуктами и с максимальной добавочной стоимостью", - говорит Анатолий Лукашов. К настоящему времени компания завершила строительство шинной цепочки (Ярославский и Омский заводы) и приступает к вытягиванию цепочки пластмасс - в орбиту "Сибура" уже вошли уфимский "Полипропилен" и дзержинский "Капролактам". На базе последнего "Сибур" намерен построить новый завод по производству полиэтилена и инвестировать в него около 500 млн долларов. Кроме того, в задачи "Сибура" входит модернизация "Салаватнефтеоргсинтеза" с целью увеличения производства пластмасс, а также строительство комплекса в Твери по производству современного сырья для полиэтилентерефталатных бутылок (до сих пор это сырье импортируется) на общую сумму 83 млн долларов.
Инвестиции "Сибуру" требуются гигантские. Для реконструкции имеющихся мощностей и достраивания производственных цепочек в ближайшие шесть лет компании нужно будет инвестировать в производство более 2 млрд долларов. Собственных средств в таком количестве у нее нет: хотя объем продаж холдинга и выглядит внушительно (1,2 млрд долларов), его чистая прибыль за 2000 год оказалась существенно скромнее - всего 100 млн долларов. Таким образом, рассчитывать в этих тратах компания может опять-таки лишь на "Газпром".
Скорее всего для того, чтобы покрыть эти расходы, "Сибур" намерен в ближайшем будущем провести дополнительную эмиссию акций. Формальным поводом для этого послужили претензии МАП: антимонопольное министерство под давлением нефтяников, не желающих отдавать попутный газ "Сибуру" по фиксированным низким ценам, обязало холдинг провести допэмиссию и продать блокирующий пакет своих акций поставщикам сырья. Средства же от этой допэмиссии "Сибур", как утверждают в компании, потратит на юридическое оформление своих взаимоотношений с де-факто принадлежащими ему предприятиями. Однако нефтяники покупать акции "Сибура" не собираются, поскольку информации о том, какими активами владеет компания, у них нет. Ну а покупать и так принадлежащие ему предприятия "Сибур" вряд ли станет, так что эмиссия скорее всего будет использована для обеспечения инвестиций и дальнейшей экспансии.
В России, впрочем, "Сибуру" больше приобретать нечего, а можно только строить, поэтому дальнейшей ареной экспансии "Сибура" станет Восточная Европа. Там компания уже приобрела венгерское предприятие BorsodChem, а ближайшем будущем хочет присоединить к нему соседнюю компанию TVK. По нашим данным, сейчас ведутся переговоры о покупке с другими восточноевропейскими нефтехимическими заводами - польским Spolana, словенским Slovneft, чешским Chemopetrol и рядом других предприятий.
"Мы должны быть крупными, - говорит Анатолий Лукашов. - На мировом рынке Россия должна быть представлена достойной компанией, а пока наше место в списке мировых гигантов последнее (см. график 1. - 'Эксперт'). Пока компании у нас маленькие, такие продукты, как производит 'Дюпон', нам никогда не начать производить. Нужны гигантские вложения - в производство, в покупку ноу-хау. А нам, вместо того чтобы помогать, обвинения в монополизме выдвигают. Которые, конечно же, инициировали нефтяники - видите ли, попутный газ мы у них отбираем, который они без нас просто сожгли бы на факелах".
Такие разные люди
По мнению г-на Лукашова, нефтяники заниматься нефтехимией не могут по определению: "Нефтяники и нефтехимики - люди абсолютно разные. Они думают в противоположных направлениях: то, что для одних - фактически конечный продукт (прямогонный бензин), для других - сырье, и никуда от этого не денешься".
Тем не менее нефтяники на рынке нефтехимии есть, но конкуренцию "Сибуру" они и впрямь вряд ли составят - слишком разная у них на этом рынке стратегия.
Одним из крупнейших игроков на рынке нефтехимии является компания "Татнефть", которой правительство Татарстана передало в управление шинный завод в Нижнекамске. Кроме того, в 2000 году "Татнефть" приобрела Ефремовский завод синтетических каучуков. Оба завода являются частью комплекса, созданного вокруг крупнейшего в стране нефтехимического завода "Нижнекамскнефтехим". Идеологическое противостояние этой группы с "Сибуром" продолжается уже три года (например, до покупки "Татнефтью" Ефремовского завода последний, отказываясь покупать сырье у "Сибура", приобретал его в Финляндии по более высокой цене) и подталкивает обе стороны к активным и полезным действиям. "Во многом по причине обострившейся конкуренции в 2000 году мы достигли рекордных за все время существования комбината объемов выпуска продукции практически по всем направлениям, - говорит начальник управления маркетинга 'Нижнекамскнефтехима' Дайлям Салямов. - Сейчас на комбинате строятся новые мощности для производства более современных видов каучука".
После появления на рынке "Сибура" компания несколько изменила сбытовую стратегию. Дело в том, что "Сибур" осложнил татарскому комбинату выход на внутренний рынок, замкнув кольцо своих предприятий. Но в то же время, не желая выходить на внешний рынок с сырьевыми продуктами, "Сибур" упростил их экспорт конкурентам. К большому облегчению для "Нижнекамскнефтехима": в минувшем году экспорт продукции комбината удвоился.
В конце 1999 года в нефтехимию пришел и "ЛУКойл". Его дочерняя структура "ЛУКойл-Нефтехим" включает компании "Ставролен", "Саратоворгсинтез" и "Ставропласт". "ЛУКойл-Нефтехим" стремительно наращивает объемы выпуска, рассчитывая утроить производство в течение пяти лет. Тем не менее серьезной конкуренции "Сибуру" на рынке конечных продуктов нефтехимии "ЛУКойл" тоже вряд ли составит, поскольку это не входит в его планы. "Мы не заинтересованы в том, чтобы делать конечные продукты нефтехимии. Для этого нужно отвлекать слишком большие оборотные средства, а это неправильно с точки зрения нефтяной компании", - заявил президент "ЛУКойла" Вагит Алекперов в интервью "Эксперту".
Примерно такую же позицию занимают и другие нефтяные компании - Башкирская топливная компания (ей принадлежит комплекс "Башнефтехим"), "Сургутнефтегаз" (производит один из видов сырья для синтетических моющих средств (СМС) на "Киришиоргсинтезе"), "Славнефть", которая только начинает задумываться о том, чтобы приобрести ряд нефтехимических предприятий в Белоруссии, и прочие.
Таким образом, "Сибур" остается на рынке вне конкуренции. Впрочем, взаимные претензии нефтяников и "Сибура" вовсе не имеют отношения к теме конкуренции. Суть претензий сводится к цене попутного газа. Сейчас "Сибур" покупает у нефтяников газ по установленной правительством и достаточно низкой цене - от 50 до 150 рублей за 1000 куб. м газа. Нефтяники же считают, что реальная цена газа должна составлять не менее 40 долларов - по их подсчетам, работа "Сибура" при этой цене будет все еще рентабельной, для них же появится смысл вкладывать средства в установки для сбора газа. В ближайшее время в Думе будет обсуждаться закон о попутном газе. Похоже, нефтяному лобби все же удастся добиться своего, и цены на попутный газ вырастут до реальных размеров.
Удобритель земли российской
Вторая после нефтехимии отрасль химпрома, ставшая объектом экспансии "Газпрома", - азотные удобрения. Главная привлекательная черта этой отрасли заключается в том, что она имеет самую большую экспортную составляющую. С начала 90-х годов из России вывозилось до 90% удобрений. После того как правительство за последние два года ввело программы кредитования села для закупки удобрений, вывозят 80%. Азотные же удобрения особенно хороши для "Газпрома": базовое сырье азотных удобрений - синтетический аммиак, который производится главным образом из природного газа.
Интерес "Газпрома" к азотным удобрениям проявился года два назад, когда подконтрольная ему группа "Интерхимпром", владеющая терминалами в Вентспилсе и Краснодарском крае, начала кооперировать крупнейшие предприятия азотных удобрений (новомосковский "Азот" и череповецкий "Азот", Кирово-Чепецкий химкомбинат и пермский завод "Минудобрения", которым, по словам представителей холдинга, в сумме принадлежит 40% рынка азотных удобрений) для совместного экспорта продукции. В орбиту нового объединения из крупных игроков не вошла группа компаний "Акрон", образовавшаяся в середине 90-х годов и с этого времени бывшая неизменным лидером в производстве азотных и фосфорных удобрений.
За исключением "Акрона", находящегося в управлении у достаточно сильных менеджеров, большинство предприятий отрасли по описанным выше причинам стали крупными должниками "Газпрома". Через некоторое время значительные пакеты акций скооперировавшихся под эгидой "Интерхимпрома" предприятий перешли под контроль "Газпрома", а на базе получившегося объединения "Газпром" год назад создал дочернюю структуру - "Агрохимпромхолдинг".
По словам президента "Агрохимпромхолдинга" Юрия Шкарупы, дальнейших поглощений холдинг не планирует, поскольку это, как в случае с "Сибуром", может быть чревато неприятностями с МАП. Тем не менее компании холдинга несколько увеличат свою долю на рынке - в ближайшие 10-15 лет группа планирует инвестировать в строительство новых химических заводов и обновление старых порядка 3 млрд долларов. "Акрон" же для повышения конкурентоспособности хочет построить порт в Усть-Луге и образовать союз с "Беларуськалием".
Конец агрессии
Помимо азотных удобрений и нефтехимической отрасли экспансия "Газпрома" докатилась до вискозных волокон - еще одной области химпрома, где газ составляет большую долю в себестоимости. Через "Межрегионгаз" "Газпром" получил контроль над самыми перспективными предприятиями - "Балаковские волокна" и "Виско-Р". Дальнейшая экспансия "Газпрома" на этом рынке вряд ли возможна. Во-первых, он уже владеет лучшими (с точки зрения географического положения и состояния предприятий) компаниями отрасли. А во-вторых, ценовая конъюнктура в вискозной промышленности сильно подвержена изменениям, и если в этом году рынок вискозных волокон на подъеме, то в следующем все может измениться, и средства, потраченные на приобретение заводов, не окупятся.
Что осталось
Среди прочих областей нефтехимии привлекательных осталось немного. Заметный рост производства лаков, красок и синтетических красителей (см. график 2) происходит вслед за оживлением в строительстве, машиностроении и текстильной отрасли. Однако эти отрасли очень плохо противостоят импорту: до 1998 года дела на предприятиях были совсем плохи; подниматься же они начали лишь после того, как из России ушли западные компании. Теперь же импорт возвращается, и ничем хорошим это для отечественных производителей не кончится. Скорее всего по этой причине крупных инвесторов в отраслях нет, контрольные пакеты на предприятиях в основном принадлежат руководству. В отрасли синтетических моющих средств с прошлого года наблюдается засилье иностранцев. Из семи основных игроков на рынке три принадлежат Henkel (доля компании в российском производстве составляет 30%) и один, крупнейший, - "Новомосковскбытхим" (17%) - Procter & Gamble. Среди российских участников более или менее заметны на рынке только питерские "Аист" (5%) и "Невская косметика", не так давно купившая Ангарский завод бытовой химии (4%).
Единственной отраслью, где предстоит дальнейший передел, в ближайшем будущем станет рынок фосфорных удобрений. Соперничество скорее всего развернется между группой МДМ и холдингом "Фосагро", неафишируемым владельцем которого является компания "Роспром-ЮКОС". Свои позиции на фосфорном рынке эти игроки обеспечили своевременным приобретением основных производителей сырья для фосфорных удобрений. "Роспром-ЮКОС" купил мурманское предприятие "Апатит", производящее около 90% российских апатитовых концентратов, группа МДМ - Ковдорский ГОК, выпускающий остальную часть.
"Роспром-ЮКОС" начал формировать фосфорный холдинг на базе "Апатита" и "Воскресенских минеральных удобрений". В 1999 году развитие холдинга пошло по более сложному сценарию: компания объявила о создании некоммерческого объединения "Фосагро", в которое помимо упомянутых двух компаний вошли еще три производителя удобрений - "Балаковские минеральные удобрения", "Аммофос" (крупнейшее предприятие отрасли, 30% рынка) и мелеузовские (г. Мелеуз, Башкирия) "Минудобрения". Впрочем, в то, что объединение носит некоммерческий характер, верится с трудом: незадолго до вступления этих предприятий в "Фосагро" стало известно, что у каждого из них сменился собственник. Например, в прессу просочилась информация о том, что была продана швейцарская компания NordWest AG, владеющая контрольным пакетом "Аммофоса", однако имя нового хозяина осталось неизвестным. Скорее всего им тоже стал "Роспром", однако обнародовать эту информацию просто не захотел. Таким образом, под контролем группы "Роспром" может оказаться более половины рынка фосфорных удобрений.
И тут появился новый игрок. Правда, первое же приобретение группы МДМ - кингисеппский "Фосфорит" - пока принесло ему только проблемы. Дело в том, что предприятие много задолжало железнодорожникам, в результате чего оказалось в предбанкротном состоянии. Этой ситуацией воспользовался известный в Ленинградской области предприниматель Александр Сабадаш. Несмотря на то что основной род его занятий связан с производством водки, временами он переключает свое внимание на другие виды деятельности - всем памятна, например, полуторагодичной давности история противостояния Сабадаша с трудовым коллективом Выборгского ЦБК. Скорее всего именно Сабадаш совместно с МПС инициировал банкротство "Фосфорита", а после, в ходе приватизационного конкурса, выкупил за 15 млн долларов 10% акций. Тем не менее серьезную конкуренцию группе МДМ Сабадаш вряд ли составит, и после нескольких месяцев препирательств контроль над "Фосфоритом" со стороны МДМ, по всей видимости, будет восстановлен.
Несмотря на не самый удачный дебют, группа МДМ намерена сохранить и даже расширить свое присутствие на рынке фосфорных удобрений. "Эксперт" располагает данными о том, что группа собирается приобрести еще ряд объектов в фосфорной промышленности. Причем речь идет не о свободных объектах, хотя таковые в отрасли еще имеются.
Внутренний рынок минеральных удобрений сильно ограничен в росте в силу низкой платежеспособности села. С внешним же рынком связаны свои сложности: он крайне консервативен, и прорваться на него новичкам весьма сложно. Поэтому, вероятнее всего, МДМ ведет переговоры о покупке части предприятий, принадлежащих "Роспрому". Таким образом, число игроков на рынке не увеличится, да и за границей не придется начинать дело с нуля. "Аккумулировать активы в какой-то отрасли, подождать, пока они вырастут в цене, и после продать - это очень похоже на обычное поведение 'Роспрома', - поделился с нами своими соображениями один из экспертов рынка. - Так что если его фосфорные активы в конце концов перейдут к МДМ, никто не удивится".
Теоретически для агрессивного игрока на этом рынке есть еще одно направление экспансии - производство калийных удобрений. Как и в случае с производством фосфатных удобрений, оно, с одной стороны, привязано к источнику сырья (в России этот источник один - Верхнекамское месторождение), а с другой - ориентировано на экспорт (около 90%). Сейчас экспортные потоки объемом около полумиллиарда долларов контролирует банк "Уральский финансовый дом", владелец предприятий "Сильвинит" и "Уралкалий".
Впрочем, даже если группа МДМ не заинтересуется рынком калийных удобрений, а ограничится покупкой у "Роспрома" его фосфатных активов, она все равно станет претендентом на второе после "Газпрома" место крупнейшего игрока на химическом рынке.

На главную страницу



 

Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены