1 августа 2000 г.
Источник: газета "Версты"
Автор: Екатерина Васильченко
Область в кармане
Депутаты Омского областного Законодательного собрания обвинили компанию "Сибнефть" в злоупотреблении своим монопольным положением на местном рынке.
Понятия "монополист региона" нет в законодательстве. Но в жизни оно присутствует. И создает проблемы, которые необходимо решать
Скандал в "бензиновом раю"
В самом деле: здесь находится крупнейший в стране Омский нефтеперерабатывающий завод. Казалось бы, здесь должен быть рай для водителей. Ведь известно: все товары стоят дешевле в тех местах, где они производятся. Но в Омской области эта закономерность не срабатывает. Самый ходовой бензин марки А-92 стоит здесь 6,7 руб. за литр, в то время как в столице - самом дорогом городе страны - его можно купить в среднем по 6,0 руб. А в Новосибирске тот же омский бензин продают прямо с бензовозов по 5,7 руб.
- У людей нет выбора: ведь не поедешь же, в самом деле, заправляться в Новосибирск или Москву. А в Омске львиная доля бензоколонок принадлежит "Сибнефти", - сказала в интервью "Верстам" депутат Алевтина Кабакова, которая и подняла вопрос о ценах на топливо.
- Считайте, что господа Березовский и Абрамович, совладельцы компании, имеют сверхприбыль по 40 рублей с каждого вновь заправленного бензобака. Это в городе. А предприятиям сельского хозяйства топливо в период посевной и уборочной подчас продают еще дороже. Я сельский депутат и своими глазами вижу, как мучаются с заправкой в отдаленных районах области.
Алевтина Кабакова не раз пыталась задать каверзный вопрос о ценах на бензин вице-президенту "Сибнефти", директору Омского НПЗ Константину Потапову. В том числе и в теледебатах, проходивших несколько месяцев назад. Ответ нефтяного магната озадачил телезрителей области. Оказывается, в других регионах бензин дешевый, потому что левый. А в Омске он свой, родной, и потому дорог. И вообще рост цен на топливо на внутреннем рынке, по утверждению Потапова, был обусловлен... падением цен на нефть на мировом рынке. То есть он признал, что компания компенсировала падение доходов от экспорта, влезая в тощие кошельки соотечественников. С тех пор мировые цены рванули вверх, но омский бензин - по-прежнему один из самых дорогих в стране.
И целой "Сибнефти" мало
Тогда депутаты решили призвать к ответу председателя Антимонопольного управления Омской области Сергея Суменкова. Именно его ведомство обязано ставить заслон не в меру распоясавшимся монополистам. Поднявшись на трибуну областного Законодательного собрания, Суменков заявил: возможности Антимонопольного управления ограниченны. Впрочем, формально "Сибнефть" не нарушает Закона о конкуренции. Не ставит никому из покупателей никаких дополнительных условий. А просто продает бензин по той цене, по которой его покупают. Удерживать высокие цены на него ей позволяет отсутствие на омском рынке реальной конкуренции. По мнению Суменкова, в соседних регионах бензин дешевле, потому что там власти выполнили рекомендации правительства по привлечению на местные рынки не менее трех нефтяных компаний. А вот администрация Омской области подошла к этому более чем формально. Только по области (не считая самого города Омска) у "Сибнефти" более 100 бензозаправок. В то время как "Юкос" имеет лишь 10, компания "Трансмил" - 8. Остальные не стоят упоминания: у них по 1-2 заправки. При таком раскладе "соседи" стараются дружить с "Сибнефтью" и цены сбивать не решаются. Омские антимонополисты еще в январе нынешнего года специальным письмом напомнили областным властям о необходимости стимулировать привлечение на региональный рынок других нефтяных компаний. Но команда губернатора это напоминание проигнорировала.
Хозяин - барин
Было бы слишком примитивно объяснять привилегированное положение "Сибнефти" в Омской области только тем, что сын губернатора Леонида Полежаева, Алексей, работает в фирме "Руником", дочернем предприятии компании. Омский губернатор не может разговаривать с "Сибнефтью" с позиции силы, даже если бы и хотел. Нефтяные магнаты сегодня контролируют почти половину финансовых потоков региона. Омский НПЗ всегда был крупным налогоплательщиком для областного бюджета. А после того как за время экономических реформ "легли" здешние оборонные заводы, его доля достигла почти 30% всех местных бюджетных поступлений. Однако НПЗ и ОАО "Омскнефтепродукт" - отнюдь не единственная собственность нефтяных магнатов в Омской области. В последний год они сделали еще несколько крупных приобретений. В номере от 18 января с. г. "Версты" рассказывали о том, как "Сибнефть" планомерно скупает акции холдинга "Омский бекон" - одного из крупнейших производителей мясной продукции в стране и безусловного отраслевого лидера области. Сегодня процесс завершен: весной "Сибнефть" официально объявила о том, что владеет 45% акций "Омского бекона" и сменила руководство компании. Теперь "Сибнефть" - не только топливный, но и мясной монополист региона.
Следующим оказалось ОАО "Омский каучук" - одно из крупнейших нефтехимических предприятий не только в Омске, но и в стране. На протяжении последних лет завод был практически банкротом. Однако в начале 1999 года "Омский каучук" нашел крупного партнера - компанию "Сибур" (структуру, родственную "Газпрому"), которая заключила с заводом договор процессинга. "Сибур" стала поставлять на завод сырье, а "Омский каучук" - наращивать объемы производства, увеличивать экспорт и "выползать" из долговой ямы. Тогда-то "Каучуком" и заинтересовалась "Сибнефть", которая при поддержке вице-губернатора Андрея Голушко сменила на заводе внешнего управляющего на своего человека. Но одно дело - покупать то, что продается. "Сибнефть" же, по свидетельству многих омичей, не раз использовала свое монопольное положение и влияние на областную администрацию для того, чтобы вынудить собственников к продаже акций.
В номере за 15 апреля с. г. "Версты" опубликовали интервью члена совета директоров завода "Омский техуглерод" Сергея Мизи, который рассказал об активном давлении "Сибнефти" на руководство этого предприятия с целью получить контрольный пакет акций. Известно также, что против владельцев и управленцев этого завода Омская областная прокуратура возбуждала дело о мошенничестве. В декабре прошлого года дело было закрыто за отсутствием состава преступления, а весной открыто опять, якобы "по новым данным". Это перманентно ведущееся следствие многие заводчане расценивают как прессинг со стороны "Сибнефти" в отношении руководителей завода, которые уже нашли перспективного зарубежного инвестора. По данным "Верст", настойчивые предложения продать контрольный пакет акций получило и руководство завода "Любикс" - молочного комбината в райцентре Любино. Это крупнейший в стране производитель сгущенного молока, а в области - единственный. Раньше он покрывал значительную часть потребностей Министерства обороны и Морфлота. Эмиссары "Сибнефти" регулярно навещают хлебозавод "Форнакс", местную макаронную фабрику и вообще практически все успешно работающие предприятия региона. Впрочем, и того, чем реально владеют нефтяные магнаты уже сегодня, достаточно, чтобы сказать: "Сибнефть" - не просто монополист на местном бензиновом рынке. Это лишь верхушка айсберга. Она, по сути, монополист всего региона. Если так можно выразиться, - держатель контрольного пакета всей Омской области, истинный ее хозяин, спорить с которым региональным властям не под силу.
Неслучайная "дыра"
Все знают, что есть градообразующие предприятия, на которые "завязаны" промышленность и инфраструктура целых городов. Но город - это не предел. АвтоВАЗ и его дочерние фирмы дают около 60% налогов в казну Самарской области. В Ямало-Ненецком округе безусловным, неоспоримым хозяином является "Газпром". Этот список можно продолжить. К монопольному положению в регионе каждый шел своим путем. "Газпром" (вернее, его прообраз - Министерство газовой промышленности СССР) когда-то высадил свой первый десант в пустынной тундре, и все, что теперь имеется в этом северном краю, от буровых установок до стадионов, построено силами и на средства газовиков. АвтоВАЗ и его инфраструктура являются своего рода раритетом, наследием гигантомании, присущей плановой социалистической экономике. Особенность ситуации в Омской области в том, что "Сибнефть" родилась и захватила командные высоты в экономике региона уже после начала рыночных реформ, после появления Закона о конкуренции, после создания Госкомитета (ныне министерства) по антимонопольной политике, призванного не допускать подобных явлений. Можно спорить о том, к добру или к худу существование в регионе такого монополиста. Но во всем цивилизованном мире умные люди стараются "не класть все яйца в одну корзину". Омская область сейчас занимает 75-е место в России по экономическим показателям. 75-е - среди 89 регионов! При том, что промышленный потенциал области далеко не из последних. Этого достаточно для того, чтобы задуматься. Формально "Сибнефть" не нарушает закон, потому что о региональных монополистах в нем ничего не сказано. Налицо - "дыра", пробел в законодательстве. Случайно ли появилась эта "дыра" и что можно предпринять в сложившейся ситуации? Эти вопросы "Версты" задали представителю Министерства по антимонопольной политике и независимому эксперту.
Потешное министерство
Практически единственная санкция, которую сегодня можно применить против монополиста, - это штраф за сверхприбыль, утверждает начальник управления Министерства по антимонопольной политике Сергей КОТОВ
Мне не за что упрекнуть своего коллегу из Омской области. Ведь мы можем действовать лишь в рамках закона. В нашем министерстве составлен специальный "Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара более 35%". В нем учитываются и региональные рынки, но, подчеркиваю, речь идет о товарах, а не о регионе вообще. В список входит 6762 субъекта. На самом деле их, конечно же, больше. "Засветились", в основном, те, на кого поступали жалобы. Но даже если кто-то доминирует на рынке, сначала нужно еще доказать, что он злоупотребляет своим монопольным положением. Для того чтобы мы начали действовать, в министерство или в его территориальное управление должны обратиться те, кого, по их мнению, притесняет монополист. Мы возбуждаем дело. Если нарушения подтверждаются, выдаем виновнику предписание: например, изменить условия договора. Разумеется, и монополист, и те, кто на него жалуются, могут подать на нас в суд, если недовольны нашим решением. За неисполнение предписаний антимонопольного органа мы опять-таки возбуждаем дело. В итоге нарушителя ждут различные штрафы. За непредоставление в срок требуемых нами сведений и документов штраф - до 50 минимальных размеров оплаты труда. За недостоверные сведения - до 1 тыс. минимальных окладов. За нарушение порядка подачи сведений - до 5 тыс. минимальных окладов. За неисполнение предписания антимонопольного органа положен штраф в размере до 100 минимальных окладов за каждый день просрочки, но не больше чем 25 тыс. минимальных окладов. Наложение штрафа не исключает того, что монополист должен выполнить предписание. Ну а если он все же посылает нас подальше, то мы обращаемся в суд, и, если суд подтверждает нашу правоту, в дело вступает судебный исполнитель. Словом, действуем в обычном порядке.
Справка "Верст"
Штрафы сегодня рассчитываются, исходя из минимального оклада в 83,49 рубля. То есть даже самый крупный из приведенных штрафов - 25 тыс. минимальных окладов - составит чуть более 2,08 млн рублей. Это громадная сумма для обывателя, но она ничтожна по сравнению со сверхприбылями компаний-монополистов. А судебного исполнителя могут просто не пустить в офис компании.
Федеральные и территориальные антимонопольные органы не уполномочены пресекать скупку акций или перепрофилирование предприятий. Это раньше считалось, что предприятия существуют для удовлетворения потребностей граждан. А сегодня в Гражданском кодексе сказано: для получения прибыли. И все. Мы не имеем права заставить кого-то снизить цены. В свое время, когда в 1992 году по постановлению Верховного Совета РФ составлялся первый список монополистов, для попавших в него вводилось ценовое регулирование. Вот тогда монополисты оказывали антимонопольному комитету большое сопротивление. Теперь таких санкций нет, и попадание в список ни у кого отрицательных эмоций не вызывает. Ценовое регулирование сохранилось только для естественных монополий.
МАП не имеет своих силовых структур, как, например, налоговики. Мы "ведем" 7 законов, но в центральном аппарате у нас всего 400 человек и еще 1 тыс. по всей России, причем наши штаты постоянно сокращают - вот и теперь началось очередное сокращение. Из-за этого пришлось "слить" воедино несколько территориальных управлений: тюменское и курганское, волгоградское и калмыцкое. Работать в провинции вообще очень непросто. В некоторых регионах у нас в штате всего 1-2 человека. Кое-где стремятся к "самостийности". Например, Башкирия создала свой антимонопольный комитет, который не подчиняется Центру. Может быть, теперь, благодаря управленческим реформам Путина, что-то изменится к лучшему. Монополии были и будут Нужна президентская антимонопольная программа, уверен Валерий ЧЕРНОГОРОДСКИЙ, один из авторов Закона "О конкуренции"
Ситуации, связанные с региональными монополистами, в законе действительно не прописаны. С одной стороны, ничего непоправимого в этом нет: практика применения закона всегда выявляет какие-то нюансы, и, чтобы учесть их, в закон периодически вносят поправки или даже принимают новую редакцию. Но, с другой стороны, Государственная Дума вряд ли станет сегодня работать над ужесточением Закона "О конкуренции". Ведь все крупные состояния новейшего времени сделаны именно на нарушении этого закона. В самой Думе сегодня сидят люди, нагревшие на этом руки, а также их лоббисты. Впрочем, многих бед можно было бы избежать и при существующем законодательстве - если бы оно действительно выполнялось. Но проблема ограничения конкуренции вплотную смыкается с таким явлением, как коррупция. Что, как не стремление получить льготные условия для бизнеса и "оттереть" конкурентов, лежит в основе подавляющего большинства экономических преступлений, заказных убийств?! Предприниматели сегодня поставлены вне правового поля. Демократические, рыночные принципы предполагают, что успеха должен добиваться тот, кто умнее, кто изобрел что-то новое, смог сделать товар более дешевым и увеличить спрос. А в России человек, наделенный такими способностями, рискует сесть в тюрьму по сфабрикованному уголовному делу или даже получить пулю в лоб. На гребне успеха те, кто сидит на "хлебном" месте: связанный с коррумпированными чиновниками бизнес и криминал, которым не нужны конкуренты. Капиталы наживаются не умом и энергией, а при помощи криминальных связей.
Такое положение вещей вполне устраивает и олигархов, и коррумпированных чиновников, и думских лоббистов, и "прикормленных" сотрудников правоохранительных органов. В изменении положения заинтересованы только "низы": покупатели, которых заставляют переплачивать, предприниматели, которые хотят работать честно. И еще в этом должен быть заинтересован президент, если он действительно хочет быть гарантом Конституции, где сказано о равенстве прав и возможностей. То есть речь идет о политической воле. Антимонопольному ведомству в этом году исполняется 10 лет. Все годы оно живет под сильнейшим прессингом, особенно территориальные управления. Я знаю случаи, когда люди за свою принципиальную позицию оказывались за решеткой. Так происходит во всем мире. Антимонопольные ведомства в разных странах существуют исключительно благодаря мощной поддержке общественного мнения, с которым вынуждена считаться власть. В тех отраслях экономики, где действительно есть конкуренция, удалось добиться заметных успехов: рынок связи, оргтехники, медикаментов, продуктов питания. Наличие конкуренции заставляет не только следить за качеством, но и поддерживать разумные цены.
Этого нельзя сказать об энергетике или газовой промышленности. Монопольное положение "Газпрома" или РАО "ЕЭС" на рынке позволяет им извлекать из кармана покупателей средства не только на развитие производства, но и на строительство частных особняков и т.п. Но если реформировать "Газпром" или энергетику по той же схеме, как это было сделано с нефтяной промышленностью, то будет еще хуже. Появление большого числа нефтяных компаний не привело к здоровой конкуренции. Вместо этого произошел передел внутреннего рынка: каждая компания "осваивает" свой регион, в который другие стараются не лезть. В итоге в Москве, где торгуют многие компании, бензин оказывается дешевле, чем в Омске или в Нижнем Новгороде, где есть свои нефтеперегонные заводы. Конкуренция для наших нефтяных магнатов начинается лишь при выходе на мировой рынок, но и здесь лоббисты стараются регулировать положение при помощи экспортных квот и т.п. Отсюда и все проблемы с региональными монополистами. Многие правила игры, введенные правительством, не выдерживают никакой критики с точки зрения развития конкуренции. Возьмем лицензирование кредитно-финансовой деятельности. Центробанк выдает лицензии банкам, но никакой ответственности перед гражданами за их деятельность не несет. И, уж конечно, никому не возмещает ущерба, даже если он связан с противоправными действиями банка. Но тогда зачем лицензия? Она становится лишь средством ограничения конкуренции.
В новой экономической программе правительства упоминается слово "конкуренция". Но упоминается, я бы сказал, всуе. Потому что никаких реальных механизмов ее развития не предлагается. На мой взгляд, нужна специальная федеральная программа под личным патронатом президента. Она должна включать в себя меры по укреплению антимонопольных органов, упрочение их материальной независимости. Ведь сегодня они зачастую "побираются" у тех же губернаторов. Нужно скорректировать многие законы. Нужна мощная аналитика, базовые научные институты. Антимонопольщиков должны активно поддержать правоохранительные органы. И, может быть, самое главное: защита конкурентной среды должна быть положена в основу всех программ по борьбе с коррупцией.

На главную страницу



 

Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены