28 мая 2001 г.
Источник: еженедельник "Компания"
Авторы: Наталья Готова, Юрий Хнычкин
Евгений Швидлер: "У нас все открыто до беспредела"
Президент "Сибнефти" настойчиво рекомендует не путать компанию с ее акционерами
Состав бывших и нынешних акционеров "Сибнефти", среди которых были Борис Березовский и Роман Абрамович, сыграл с компанией злую шутку: ей принято приписывать добрую половину всех козней и интриг, на которые так богата российская нефтянка. Бытующий в последнее время эвфемизм "акционеры "Сибнефти" (или "структуры, связанные с акционерами "Сибнефти") как короной увенчал туманный образ загадочного сообщества влиятельных и сторонящихся излишнего внимания людей. Между тем, отвлекшись от маниакального желания разузнать, какой же еще из олигархов скрывается за очередным офф-шором в реестре акционеров "Сибнефти", мы обнаруживаем вполне типичную российскую сырьевую компанию, созданную в результате приватизации. Компанию, вполне открытую по международным корпоративным стандартам, что подтверждают и независимые иностранные консультанты. О причинах странного дуализма в восприятии "Сибнефти" "Ко" беседует с ее президентом Евгением Швидлером, которого, кстати, тоже невозможно заподозрить в чрезмерной публичности.
"Ко": Вы говорили в прессе о том, что акционеры "Сибнефти" могли бы продать до половины пакетов своих акций стратегическим инвесторам. На реализацию каких проектов планируется потратить привлеченные средства?
Евгений Швидлер: Акционеры могут продать до половины своего пакета или любую его долю, но это теоретическое соображение, потому что сейчас нет покупателей по правильной, с точки зрения владельцев, цене. Деньги же от продажи акций будут принадлежать тем, кто их продаст, поэтому какие у них могут возникнуть идеи - это вопрос риторический.
"Ко": То есть пока этот вопрос на повестке дня не стоит?
Е.Ш.: Нет. Кроме того, компания не имеет отношения к продаже акционерами своих акций. Сейчас вокруг этого много разговоров, но за этим ничего не стоит.
"Ко": В прессе появлялись сообщения относительно возможной сделки по продаже пакета акций "Сибнефти" "Сургутнефтегазу". Являются ли эти сообщения элементом биржевой игры или такая сделка возможна, пусть и необязательно с "Сургутом"?
Е.Ш.: Теоретически, конечно, возможна любая сделка, если акционерам будет предложена хорошая цена. Но сейчас за этими сообщениями ничего не стоит. Когда некий аналитик публично говорит, что он видел меня с Богдановым третьего дня, то я даже не знаю, как на это реагировать.
"Ко": В конце прошлого года "Сибнефть" начала переводить трейдинг на дочернюю компанию Sibneft Oil Trade. Будет ли в связи с этим уменьшаться объем экспортных сделок через офф-шорные компании?
Е.Ш.: Sibneft Oil Trade - офф-шорная компания. Поэтому такой экспорт уменьшаться не будет. Только я не понял: это плохо или хорошо?
"Ко": Считается, что плохо, хотя это общепринятая практика.
Е.Ш.: Тогда почему плохо?
"Ко": Под какой юрисдикцией находится компания Sibneft Oil Trade?
Е.Ш.: Под юрисдикцией Британских Виргинских островов. Все равно компании платят налоги в той стране, где они находятся физически, а не там, где они зарегистрированы. Поэтому ничего зазорного в практике офф-шорных регистраций нет. Например, Elf Trading (трейдер TotalFinaElf. - Прим. "Ко") находится в Женеве. Это как - офф-шор или он-шор? Налоговое планирование мы оптимизировать будем всегда. В рамках закона. Это наша обязанность перед акционерами.
"Ко": "Сибнефть" - единственная российская нефтяная компания, принявшая участие в исследовании Standard & Poor's, оценивавшем степень открытости российских компаний и их соответствия международным стандартам. Оцените ваши позиции в этом рейтинге.
Е.Ш.: Кажется, в качестве основного минуса "Сибнефти" была названа высокая концентрация акций у менеджмента. Это факт. Но, с другой стороны, была отмечена самая высокая в стране степень раскрытия информации, высокий уровень корпоративного управления.
"Ко": Этот рейтинг был полезен для "Сибнефти"?
Е.Ш.: Он подтвердил то, что мы сами о себе думали.
"Ко": Каковы дальнейшие планы компании в отношении раскрытия информации?
Е.Ш.: У нас и так все открыто, я бы сказал, до беспредела. Вся информация о компании есть на нашем сайте в Интернете. Все контракты доступны. Опубликовано буквально все, кроме ежедневных тактических решений. Компания аудирована с первого дня своего существования. В России есть еще лишь одна такая компания - "Вымпелком". Среди нефтяных таких больше нет. Что нам еще надо сделать?
"Ко": "Сибнефть" получила треть мест в советах директоров ОНАКО и "Оренбургнефти". Участвует ли "Сибнефть" в оперативном управлении холдингом и добывающей компанией? Каков стратегический план развития ОНАКО? Поставляется ли оренбургская нефть на Омский Н? Или "Сибнефть" загружает завод только нефтью со своих месторождений?
Е.Ш.: "Сибнефть" не участвует в оперативном управлении ОНАКО. Мы, как и другой акционер (ТНК. - Прим. "Ко"), финансовые инвесторы этой компании. В управлении участвует менеджмент ОНАКО. Менеджеры для ОНАКО наняты на рынке. Ранее они работали в разных компаниях, в том числе и в "Сибнефти", и в ТНК, но сейчас они оттуда уволены. Что касается ОНАКО в целом, то у акционеров есть план (который, кстати, будет скоро обнародован) развития компании. Нефть для Омского Н мы покупаем и у ТНК, и у ОНАКО, и у всех нефтяных компаний, которые имеют свободные объемы для продажи. Но мы это делаем совсем не потому, что являемся акционерами этих компаний.
"Ко": Насколько реальны слухи о том, что "Сибнефть" или ее акционеры планируют последовать примеру "ЛУКойла" и приобрести сеть заправок в США? Высказываются предположения, что реализация "американского" проекта возможна в партнерстве с главой Leviev Group и Africa-Israel Львом Леваевым. Правда ли, что "Сибнефть" собирается приобрести долю в леваевской компании Alon?
Е.Ш.: Нет, "Сибнефть" не собирается. Насколько я знаю, и акционеры компании не собираются, хотя за всех я не отвечаю. Насчет Alon - такой идеи нет. Теоретически все возможно, но сейчас нет.
"Ко": Компания приобрела крупные пакеты акций сельхозпредприятий в Омской области. В марте председатель совета директоров "Сибнефти" Константин Потапов говорил, что "Сибнефть" планирует создать агропромышленный холдинг. Зачем "Сибнефти" непрофильные вложения в сельское хозяйство?
Е.Ш.: Это не совсем верная трактовка. В какой-то момент "Сибнефть" действительно владела небольшим пакетом только одного сельхозпредприятия - "Омского бекона". Однако затем эту долю приобрели другие структуры, связанные с акционерами "Сибнефти". Теперь он компании не принадлежит. Поэтому не "Сибнефть", а ее акционеры планируют создать агропромышленный холдинг. "Сибнефть" не будет заниматься свининой, не будет искать алмазы, как об этом пишут. Акционеры получают дивиденды и используют их по своему усмотрению.
"Ко": Руководитель представительства одной из западных нефтяных компаний похвалил корпоративное управление "Сибнефти", однако при этом назвал компанию "слишком политизированной". Согласны ли вы с таким утверждением?
Е.Ш.: Сама компания, конечно, не политизирована, но, к сожалению, имеет имидж политизированной.
"Ко": Это вам вредит?
Е.Ш.: Объективно - да. Плюсов никаких, а минус очевидный. Считается, что политический риск на нашу компанию выше, хотя он такой же, как у всех. Бороться с этим имиджем может только время.
"Ко": Вероятно, это связано с тем (и вы уже об этом неоднократно говорили), что компанию путают с ее акционерами. Эта же ситуация переносится и на политизированность.
Е.Ш.: Совершенно верно. Приходится все время объяснять: компания - это компания, а ее акционеры - это ее акционеры.
"Ко": Почему вы не входите в состав правления РСПП? Каким вы видите цивилизованное лоббирование интересов своей компании в органах власти?
Е.Ш.: В РСПП меня не звали. В правительстве я бываю только тогда, когда меня туда зовут.
"Ко": Вы удовлетворены нынешним уровнем взаимодействия правительства и нефтяников? К вам прислушиваются?
Е.Ш.: Да, прислушиваются, диалог идет постоянный. Это происходит интенсивнее, чем раньше.
"Ко": А какие вопросы нефтяное сообщество сейчас активнее всего обсуждает в правительстве?
Е.Ш.: Как всегда - налоги. Фундаментальный вопрос - как подходить к налогообложению нефтяной отрасли.
"Ко": Вы говорите о "Транснефти"?
Е.Ш.: А что с нею случилось?
"Ко": Слава Богу, ничего. Но вы, например, премьеру на "Транснефть" жалуетесь?
Е.Ш.: "Транснефть" - это монополия, от которой все зависят и с которой надо постоянно поддерживать диалог. Что в ее позиции нет конструктива - этого сказать нельзя. Жаловаться на "Транснефть" не имеет смысла, потому что на встречах обычно присутствует президент компании. Если вы меня спросите: "А не ведет ли себя Семен Михайлович нерыночно?" - я отвечу: "Нет, не ведет". То, что он раньше представлял одну из нефтяных компаний, тоже делает его позицию более конструктивной.
"Ко": "Сибнефть" выступает организатором встреч в правительстве?
Е.Ш.: Есть группа, я бы сказал, общественно активных нефтяных компаний. Мы к ней обычно присоединяемся. Но не лидируем.

На главную страницу



 

Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены