5 октября 1998 г.
Источник: журнал "Эксперт"
Автор: Анна Ногина
"Пурнефтегаз" дешевле нефти
Компанию с годовым оборотом в 756 млн долларов продали за сумму в 75 раз меньше
Скандальные залоговые аукционы 1995-1996 годов, когда крупнейшие нефтяные компании продавались за сотню с небольшим миллионов долларов, теперь выглядят невинной шалостью. А наши олигархи, попавшие благодаря этим сделкам в списки богатейших людей мира, уже не так походят на акул капитализма. Во всяком случае, по сравнению с теми, кто сумел заполучить объединение "Роснефть-Пурнефтегаз" всего за 10 млн долларов. За эту сумму в начале сентября был продан контрольный пакет акций предприятия, ежегодно добывающего более 8 млн тонн нефти. Правда, в данном случае обвинять организаторов приватизации в "продаже Родины" нельзя: акции перешли в другие руки по решению суда, в обеспечение иска кредиторов.
А история приватизации "Роснефти" теперь и вовсе напоминает скверный анекдот: если бы не судебные тяжбы с "Сиданко" за тот же "Пурнефтегаз", компанию можно было выгодно продать еще в 1997 году. Теперь же МАПО-банк успешно отсудил "Пурнефтегаз" у "Роснефти".
Упустили
По словам и. о. президента "Роснефти" Сергея Чижова, с потерей "Пурнефтегаза" приватизация "Роснефти", да и само ее существование становятся бессмысленными. И эта беда, что особенно обидно, случилась из-за смехотворной суммы.
Еще в начале 1996 года "Роснефть" на деньги МАПО-банка (33,970 млрд старых рублей) приобрела нефть для переработки на Московском НПЗ. Продажей полученной продукции занимался Московский производственный комбинат автообслуживания (МПКА), его же векселями "Роснефть" и расплатилась с МАПО-банком. Но к моменту погашения векселей, весной 1997 года, МПКА оказался неплатежеспособным (см. "Эксперт" N34 за 1997 год).
Тогда МАПО-банк предъявил претензии к "Роснефти" и дело пошло по судебным инстанциям. Но компания упорно не желала платить. По словам вице-президента МАПО-банка Юрия Мовашева, даже небольшой части средств от продажи акций непрофильных компаний хватило бы для погашения долга, однако "Роснефть" предлагала кредитору лишь свои векселя или дебиторскую задолженность.
Видимо, руководство холдинга надеялось, что долги заплатит будущий хозяин "Роснефти". Но после начала приема заявок на первый конкурс по продаже 75% акций "Роснефти" случилась неприятность: денежные средства и все акции, принадлежащие "Роснефти", были арестованы в обеспечение иска. От общественности это скрыли, опасаясь спугнуть покупателей.
Но конкурс в конце мая все-таки провалился. И уже 1 июня судебный пристав оставил в списке арестованных ценных бумаг в обеспечение иска МАПО-банка и еще трех мелких кредиторов 38% акций "Пурнефтегаза" (т. е. 51% голосующих акций. - "Эксперт"). Тогда еще была возможность опротестовать его решение, но это не сделали - государство спешно готовилось к повторным торгам. Снизили стоимость пакета "Роснефти", в компании сменили президента и председателя совета директоров, но и на повторный конкурс заявок не поступило. Опять в компании начались кадровые перетряски. Но к моменту прихода в "Роснефть" новых управленцев, группы "Альянс", обнаружилось, что арестованные акции "Пурнефтегаза" могут быть проданы в любой момент. Глава "Альянса" Зия Бажаев вел активные переговоры с кредиторами, но, не получив от государства должных полномочий, покинул "Роснефть". Подождав еще некоторое время, банк "Диалог-Оптим", имеющий договор с управлением юстиции г. Москвы, выставил акции на продажу.
Контрольный пакет "Пурнефтегаза" 11 сентября получили отнюдь не нефтяные магнаты, а абсолютно неизвестные компании - ООО "Феникс", ООО "Европейско-Сибирская нефтяная компания", ЗАО "МАК-Центр" и ЗАО "ПАКК-Инвест".
Спохватились
Уже через несколько дней "Роснефть" подала жалобу на судебного пристава, так ловко пристроившего акции "Пура". Ведь сумма, вырученная от их продажи, в пересчете по курсу ЦБ составила 128,7 млн рублей, тогда как сумма иска - чуть более 34 млн. Стало быть, для погашения долга достаточно было продать вчетверо меньший пакет. На суде представители "Роснефти" упирали и на то, что судебный пристав продал акции не по рыночной цене. И вообще, взыскание обратили на имущество, которое участвует в производственном процессе. Ведь проданы были не просто акции, а возможность контроля и управления дочерним предприятием.
Впрочем, пристав достаточно аргументировано отбивался от обвинений. Ведь за два месяца, пока он вел исполнительное производство, представители "Роснефти" не только не жаловались на его действия, но и вовсе к нему не обращались.
А цену акций "Диалог-Оптим" определял "вполне рыночным методом" - исходя из текущих котировок на покупку в РТС на день продажи. Впрочем, рыночность этого метода оценки вызывает сомнения не только у представителей "Роснефти" (см. "Вполне рыночные методы").
Так или иначе, суд после долгих размышлений признал-таки правоту пристава. Теперь "Роснефть" готовит апелляцию. А акции "Пура" уже переписаны на новых владельцев.
Покупатели
Представитель МАПО-банка Юрий Мовашев сразу заявил нашему корреспонденту: "Нам не был нужен 'Пурнефтегаз', в настоящее время мы не имеем никакого отношения к нефтяным компаниям".
Что будет дальше с этими акциями, зависит от истинных намерений покупателей. Двое из них, ООО "Феникс" и Европейско-Сибирская нефтяная компания, непосредственно связаны с одним из крупнейших в прошлом нефтетрейдеров, акционерным обществом "Международное экономическое сотрудничество" (МЭС). По нашим данным, "Феникс", учрежденный частными лицами, является одним из основных учредителей МЭС. А Европейско-Сибирская нефтяная компания год назад пыталась купить 34% акций Восточной нефтяной компании в интересах того-же АО "МЭС".
Очевидно, еще год назад МЭС был очень нужен доступ к нефти, наверное, эта нужда не пропала и сейчас. Ведь экспортные квоты пока распределяются только между нефтедобытчиками.
Однако другими видами нефтяного бизнеса, кроме экспорта, МЭС не занималось и вряд ли сумеет привязать к себе крупное нефтедобывающее предприятие. Скорее всего, купленный по дешевке "Пурнефтегаз" рано или поздно перейдет к большой компании, способной интегрировать его в свою производственную структуру.
На наш взгляд, в этом могут быть заинтересованы минимум четверо. Во-первых, НК "Сибнефть", чье добывающее звено "Ноябрьскнефтегаз" связано с "Пуром" общей инфраструктурой. Аналитики всегда считали, что растаскивание этих двух объединений по разным компаниям было глупостью. Во-вторых, НК "Сиданко", которая долгое время судилась, чтобы возвратить себе "Пур", - этой компании остро необходима дополнительная нефть для загрузки своих заводов. Третьим может оказаться "Газпром", давно приглядывающийся к нефтедобыче. Ведь "Пурнефтегаз" работает как раз в вотчине РАО, Ямало-Ненецком АО, и имеет лицензии на разработку газовых месторождений. В некоторых СМИ среди заинтересованных лиц упоминалась и НК "ЛУКойл". Сейчас ее представители уверяют, что дополнительная нефть им не нужна, но меньше года назад один руководитель "ЛУКойла" заявил, что некая часть именно "Пурнефтегаза" НК не помешает.
P. S. В день сдачи номера стало известно, что Генпрокуратура в ближайшее время проведет проверку деятельности "Роснефти" за последние два года. По словам Сергея Чижова, по факту продажи акций "Пурнефтегаза" может быть возбуждено уголовное дело.
---------------------------------------------
"Вполне рыночные методы"
Даже с учетом провалившихся во время кризиса цен рыночная капитализация контрольного пакета "Пурнефтегаза" (около 42,6 млн обыкновенных акций) составляет никак не меньше, чем 50 млн долларов. Попробуем объяснить, почему.
27 июля, когда арбитражный суд вынес решение об отчуждении акций в пользу кредиторов, котировки бумаг "Пурнефтегаза" в РТС составляли 1,52 доллара. То есть рыночная капитализация злополучного пакета составляла 64,75 млн долларов. Интересно, что уже на следующий день в РТС перестали регистрироваться сделки с акциями "Пурнефтегаза". До начала октября еще несколько единичных сделок было зафиксировано на ММВБ: по их средневзвешенной цене капитализация контрольного пакета компании оказалась равной 48,76 млн долларов. Наконец, можно попытаться посчитать капитализацию и по "котировкам" информационного агентства AK & M. Получается, что 11 сентября, в день продажи пакета, его цена была 51,2 млн долларов. Остается добавить, что практика крупных сделок (то есть покупки крупного пакета у его прежнего владельца) предусматривает увеличение цены пакета по сравнению с рыночными котировками еще на 20-50%.
Однако несмотря на очевидную правоту "Роснефти", утверждающей, что 10 млн долларов - слишком дешево за контроль над "Пурнефтегазом", доказать это в суде будет нелегко: российское право не дает четкой трактовки того, что такое рыночная цена. По мнению руководства банка "Диалог-Оптим", на момент продажи акций не существовало их рыночной цены, а в РТС они котировались по 0,0001 доллара за штуку, то есть весь пакет стоил 4,2 тыс. долларов. "Диалог-Оптим" считал, что такая цена "не отражает реальную стоимость пакета", и поэтому предложил увеличить ее до 10 млн долларов. Но представители банка слукавили: они приняли во внимание лишь цены предложений на покупку. Если же пересчитать капитализацию пакета через цены предложений этого дня на продажу, получим 106 млн долларов!
Споров о цене не возникало бы, если бы "Диалог-Оптим" провел публичный тендер по продаже пакета. Только так можно было определить истинную рыночную цену акций "Пурнефтегаза".
Дмитрий Сиваков

На главную страницу



 

Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены