Поиск:
События
Black Submarine
Ляп-Петролеум
Криминал

Госструктуры
Компании
Персоналии
Проекты
Трубопроводы

Законы
Словарь
Нефть в мире
История
Экология

Дискуссия
Интервью
Консультации
Нам пишут

Aport Ranker

20 марта 2000 г.
Источник: еженедельник "Эксперт"
Автор: Петр Власов
Уполномоченные по делам Содружества
Компания "Итера" нашла свое "золотое дно" на рынке СНГ
Пока вокруг "Газпрома" бушуют нешуточные страсти - монополиста то дробят на части, то снова оставляют неделимым, на газовом рынке СНГ рождается новая звезда. Это "Итера", которую долгое время считали едва ли не теневым подразделением вяхиревской компании. Хотя "Итера" с середины девяностых занималась перепродажей газа бывшим советским республикам, за последний год она превратилась в ключевого газового оператора СНГ, поставляя большую часть потребляемого здесь "голубого топлива". В самой "Итере" статус этот считается уже почти официальным. Символично, что недавно компания стала генеральным спонсором Кубка Содружества по футболу.
Сегодня президент "Итеры" Игорь Макаров - почти столь же уважаемый гость в Киеве или Минске, как и председатель правления "Газпрома" Рем Вяхирев, регулярно приезжающий улаживать бесконечные диспуты вокруг миллиардных долгов. О Макарове с одинаковым энтузиазмом отзываются такие разные люди, как Александр Лукашенко и Эдуард Шеварднадзе. Недавно молдавское правительство направило ему персональную благодарность за помощь республике поставками газа в ситуации, когда "Газпром" перекрыл кран из-за неплатежей.
Сам Макаров - бывший спортсмен, с улыбчивым, но жестким лицом, - в разговорах с журналистами всегда склонен приуменьшать достижения своего бизнеса. Однако руководству "Итеры" есть чем гордиться. В отличие от "Газпрома", которому работа в странах Содружества не принесла ничего, кроме громадной задолженности, "Итера" добивается здесь совершенно иных результатов. С СНГ, доказывает Макаров, вполне можно прибыльно работать. Вовсе не обязательно качать газ в благополучную Западную Европу.
При этом очевидно, что "Итера" пробивается не в одиночку. Во многие поездки по СНГ Вяхирев и Макаров отправляются вместе, их компании зачастую являются партнерами в реализации различных экспортных схем. Где-то - к примеру, на Украине - менеджеры "Газпрома" напрямую отсылают желающих покупать российский газ к "Итере", заявляя, что у них нет "свободных резервов". Похоже, "Газпром" намеренно отдает на откуп "Итере" газовый рынок Содружества.
Кто-то видит в этой "передаче наследства" корыстные мотивы, намекая на тесные связи между Игорем Макаровым и газпромовскими топ-менеджерами. Тем не менее для явления "Итеры" были совершенно объективные причины. Именно эта компания с ее специфическим менеджментом и методами работы с клиентами, выработанными в годы "дикого капитализма", сумела зарабатывать деньги на хронически неплатежеспособных рынках СНГ.
Легализация
"Итера", о которой в течение последних лет по газетным страницам гуляло немало самых разных слухов и легенд, всего за несколько месяцев буквально вышла из подполья. Создание респектабельного имиджа началось прошлым летом с мощной PR-кампании, в ходе которой г-н Макаров иногда по нескольку раз на день встречался с журналистами. С тех пор покрытая ореолом таинственности "Итера" - офшорная компания с филиалами в США, Швейцарии, Нидерландах и на Кипре, которой руководят бывший вице-премьер Туркмении, швейцарский адвокат и греческий капитан, - пережила этап бурной общественной легализации.
Отныне это не "летучий голландец" российского бизнеса, а солидная фирма с собственными газовыми месторождениями и возведенным недалеко от "Газпрома" многоэтажным офисом, строительство которого обошлось в десятки миллионов долларов. Головная компания группы "Итера Холдинг" недавно была зарегистрирована в Москве, обретя статус резидента. Вскоре "Итера" планирует выйти со своими ADR на Нью-Йоркскую биржу. Весьма неплохо для фирмы, численность персонала которой составляла в 1994 году всего двенадцать человек. Сегодня, шесть лет спустя, число занятых увеличилось до трех тысяч. Тем не менее вряд ли только рост бизнеса стал причиной того, что "Итера", тихо-мирно делавшая хорошие деньги на посреднических операциях и предпочитавшая держать в тайне имена своих учредителей, вдруг полюбила прессу и решила заняться инвестированием на Ямале.
Не исключено, что свою роль сыграли приближающиеся президентские выборы: при возможном переделе собственности к покрытой завесой таинственности "Итере" могло возникнуть слишком много вопросов. Однако решающее значение, скорее всего, имел другой фактор. "Итера" появилась в крайне нужный для "Газпрома" момент, когда пошли серьезные разговоры о необходимости демонополизации газового рынка. "Итера", которая, без сомнения, имеет с "Газпромом" самые тесные отношения и которой Вяхирев вполне доверяет, сняла своей легализацией многие упреки в монополизме в адрес самого "Газпрома". Ведь компания г-на Макарова - крупный оператор рынка и производитель природного газа. В нынешнем году она планирует добыть 20 млрд кубометров газа, а продать - 74 млрд, в том числе и в России.
Новый статус наследников "Газпрома" на рынках Содружества также требовал гораздо более прозрачного имиджа. Президенты стран СНГ не могут встречаться с главой компании, имеющей сомнительную репутацию. А тот факт, что "Газпром" хочет "сдать" бывшие советские республики, особенно и не скрывали. Еще в начале прошлого года заместитель председателя правления Сергей Дубинин заявил в Лондоне, что газовая компания намерена "резко переориентироваться в работе с России и СНГ на лучшего и стабильного партнера - Западную и Центральную Европу".
Смена караула
"'Газпром' уступает нам так называемые проблемные рынки с повышенной степенью риска", - соглашается Игорь Макаров. Масштабы деятельности "Итеры" на постсоветском пространстве растут буквально на глазах, при том что "Газпром", которому в СНГ должны уже свыше 3 млрд долларов, все менее охотно работает на рынках ближнего зарубежья. В прошлом году "Итера" продала странам Содружества свыше 40 млрд кубометров газа, что более чем вдвое превышает газпромовские объемы. В нынешнем году поставки, согласно законтрактованным объемам, увеличатся до 55 млрд кубометров - это практически весь поставляемый СНГ газ за исключением платы "Газпрома" за транзит.
По всей видимости, главной причиной ухода газового гиганта из СНГ становятся не столько широко обсуждаемые неплатежи, сколько ожидаемый в ближайшие годы дефицит газа в России, следствие хронической нехватки средств для инвестирования. Уже в текущем году "Газпром" произведет на 25 млрд кубометров газа меньше, чем годом ранее. Между тем в данной ситуации ему необходимо не только обеспечивать стратегические внутренние поставки, но и, что не менее важно, выполнять экспортные контракты, портфель которых в девяностые годы был существенно увеличен. Экспорт газа в дальнее зарубежье в следующем десятилетии должен увеличиться со 120 до 160 млрд кубометров в год. Кроме того, на стратегию "Газпрома" повлияли и чисто конъюнктурные соображения. В прошлом году цены на газ достигли невиданного за последнее время пика - порядка 90 долларов за тысячу кубометров. Развивающийся спотовый газовый рынок дает возможность продавать в Европе дополнительные объемы помимо долгосрочных контрактов по схеме "take or pay". Запланированные на этот год спотовые продажи невелики - 600-700 млн кубометров. Но в ближайшие годы объемы могут возрасти в несколько раз, особенно после возникновения ожидаемого дефицита газа в Великобритании.
Таким образом, "Газпром" в течение примерно двух последних лет переключился на работу преимущественно в дальнем зарубежье. "Итера" тем временем начала осваивать доставшееся ей наследство и уже добилась первых результатов. Хотя проблема задолженности полностью не устранена, на Украине, например, где "Газпром" сталкивался не только с тотальными неплатежами, но и с воровством газа из транзитных трубопроводов, компания г-на Макарова сумела в 1999 году продать газа на сумму свыше миллиарда долларов. Уровень оплаты поставок составляет в среднем 80%. В декабре прошлого года Туркмения, три года назад отказавшаяся экспортировать свой газ по трубопроводам "Газпрома", после утомительных переговоров Макарова в Ашхабаде согласилась поставить "Итере" и "Газпрому" в 2000 году 20 млрд кубометров природного газа. Ожидается, что вскоре с Сапармуратом Ниязовым будет подписано тридцатилетнее соглашение, предусматривающее закупки 50 млрд кубометров туркменского газа в год. Помимо чисто экономического эффекта (за перепродажу газа можно ежегодно получать как минимум миллиард долларов) газовый пакт с Ниязовым может означать смертный приговор идее Транскаспийского газопровода из Туркмении в Турцию, которая реализуется с подачи и при активной поддержке США.
Кроме того, "Итера" в отличие от "Газпрома" сумела получить долевое участие в ряде крупнейших предприятий стран ближнего зарубежья. Это, например, контрольный пакет Молдавского металлургического завода, увеличившего после проведенной компанией реконструкции уровень производства до 1 млн тонн металлопродукции в год (90% продукции идет на экспорт в дальнее зарубежье). В Молдавии "Итера" также планирует прикупить две ТЭЦ, снабжающие энергией и теплом столицу страны. Вероятно, что вскоре она станет владельцем и крупнейшей газораспределительной сети Грузии, предприятия "Тбилгаз", Тбилисской ГРЭС, а также распределительных энергосетей Армении. "Хотя в центре наших интересов производство и поставки газа, - говорит президент 'Итеры' Игорь Макаров, - мы также рассматриваем возможность приобретения объектов энергетики и химической промышленности. Мы заинтересованы во всем, что связано с природным газом".
Свобода рук
Почему "Итере" удается то, чего не смог сделать "Газпром"? Бесспорно, серьезное значение для успеха на постсоветских рынках имело то, что "Итера" - частная компания. Формально она не связана с российским государством и не обязана учитывать в своей политике межгосударственные контакты в рамках СНГ, которые в девяностые годы фактически являлись продолжением отношений, существовавших между республиками СССР. Политика "Газпрома" в СНГ зачастую определялась в ходе неформальных двусторонних встреч Бориса Ельцина с его коллегами из Украины или Белоруссии. Как правило, принимаемые во время застолий решения с экономической точки зрения были невыгодны для газовой монополии, что оборачивалось постоянно накапливающейся миллиардной задолженностью, которую партнеры вряд ли рассчитывали вообще когда-либо выплатить, надеясь, вероятно, на великодушное списание газовых долгов.
С "Итерой" управляться подобным способом довольно трудно. Напротив, компания широко применяет практику отключения неплательщиков, недоступную "Газпрому" хотя бы по той причине, что его транзит на Запад проходит через территорию главных должников. Нередко, как это было в Грузии и Армении, "Итера" намекает на то, что задолженность желательно погасить собственностью, или требует других уступок, например прямого доступа к крупным потребителям. Долги в руках менеджеров "Итеры" становятся реальным активом - в основном именно с их помощью компания получает контроль над тем или иным предприятием. Если же речь при приобретении собственности идет о реальных деньгах, на деле "Итера", как правило, расплачивается газом. Зачастую компания пользуется сложной ситуацией, складывающейся в экономике стран СНГ, чтобы получить для себя дополнительные преференции. Например, прошлой осенью, когда на Украине накануне зимы ощущалась серьезная нехватка газа, "Итера" обусловила увеличение поставок отменой двухпроцентной импортной пошлины на природный газ и снижением тарифов на закачку и отбор газа в украинские подземные хранилища.
Действовать локально
Однако секрет успеха, по всей видимости, заключается прежде всего в новых подходах к газовому бизнесу. "Наша компания в несколько раз меньше 'Газпрома', а потому мы работаем более гибко, более мобильно, - говорит вице-президент 'Итера Холдинга' Владимир Мартыненко. - Мы просто не можем позволить себе терять те деньги, которые терял в СНГ 'Газпром', потом компенсируя это экспортом в дальнее зарубежье. Кроме того, 'Итера' создавалась уже в условиях рынка, и наши кадры существенно отличаются от газпромовских".
Итеровский менеджмент фактически реализовал лозунг Coca-Cola: "Думать глобально, действовать локально". "Итера" настойчиво стремилась к тому, чтобы установить на рынках Содружества прямой контакт с конечным потребителем газа, справедливо полагая, что местные государственные посреднические структуры нередко используют неплатежи как средство собственного обогащения. Сегодня 60% газа на Украину поставляется компанией по прямым контрактам, заключенным с администрациями шести областей и крупными промышленными предприятиями - "Стиролом", "Азовсталью", "Запорожсталью", Запорожским алюминиевым заводом, рядом тепловых электростанций. Средний уровень оплаты прямых поставок составляет 95%.
Выйти напрямую на потребителя в ближнем зарубежье было крайне непросто. Одними отключениями газа здесь не обойтись. Вот почему необходимым элементом работы "Итеры" стало налаживание тесных связей с руководством той или иной страны, вовлеченной в сферу ее деятельности. Так, Александра Лукашенко очень порадовала материальная помощь, оказанная "Итерой" населению Белоруссии, пострадавшему от весеннего паводка (размер помощи был сопоставим с ассигнованиями собственно белорусского правительства). По просьбе администрации президента "Итера" также помогает республике развивать животноводство. В Молдавию, куда Румыния прекратила подачу электроэнергии за неплатежи, "Итера" начала поставлять газ по низкой цене, чтобы восстановить энергоснабжение. В Свердловской области, дабы заинтересовать руководство в участии в бартерных схемах поставками товаров в обмен на газ, был создан торговый дом "Уралгазсервис", учредителями которого выступили "Итера" и местная администрация. Контакты с местными элитами оправдывают себя сторицей. Не исключено, например, что именно благожелательная позиция по отношению к "Итере" украинского премьера Валерия Пустовойтенко способствовала в прошлом году его решению прекратить прямые поставки туркменского газа на Украину "из-за растущей задолженности украинских потребителей".
Бартерные миллиарды
С "точечной" работой на рынках связана и созданная компанией в СНГ сложная схема бартерных потоков, фактически воссоздавшая хозяйственные связи советских времен. "Минторг Туркмении, например, предоставляет нам заявку, список товаров на пятистах страницах, которые они хотели бы получить в обмен на свой газ, - рассказывает Владимир Мартыненко. - После этого мы начинаем смотреть, что из этого списка мы можем получить на конкретных предприятиях Украины, России, Белоруссии, Армении". Из Украины везут в Среднюю Азию мясо и пшеницу, из России и Белоруссии - в основном промышленные товары. С поставщиками наиболее ходовой продукции устанавливаются тесные партнерские отношения, вплоть до долевого участия. "Итера" занимается и сложными бартерными цепочками, например, забирая в качестве оплаты электроэнергию и поставляя ее на другие предприятия в обмен на их продукцию. Интересно, что сепаратные попытки Украины и Туркмении работать по схеме "газ-товары" без посредников неизменно заканчивались полным провалом, так как в Москве и Киеве внезапно появлялось слишком много препятствий для подобного сотрудничества.
Основные объемы газа для последующей перепродажи (60 млрд кубометров) "Итера" получит в этом году именно с помощью таких, преимущественно бартерных схем, на реализации которых задействовано свыше половины персонала компании. Порядка 40 млрд кубометров будет приобретено у администрации Ямало-Ненецкого автономного округа (этот газ ЯНАО получает от "Газпрома" за пользование недрами) в обмен на поставки товаров, в основном из Свердловской области. Остальное поступит из Туркмении, причем 60% газа будет оплачено украинскими товарами. Хотя руководство компании отрицает, что бартерные операции могут приносить сверхприбыль, один из источников "Эксперта" рассказал, например, что "Итера" поставляла украинские экскаваторы нефтяной компании "Таркосаленефтегаз", где ей принадлежит 30-процентный пакет, по цене в несколько раз выше закупочной. Говорят также, что иногда "Итера" расплачивается достаточно экзотическими способами. Например, недавно в Туркмению в счет оплаты за газ прибыли четыре вагона елочных игрушек. Значительную маржу можно делать и на том, что многим предприятиям необходимый для работы газ поставляется в виде товарного кредита на крайне благоприятных для поставщика условиях.
Как бы то ни было, "Итера" в любом случае выглядит гораздо более рационально управляемой структурой, чем "Газпром". При том, что число занятых в ней в сто раз меньше, чем в "Газпроме", соотношение объемов реализуемого газа составит в текущем году примерно 1:7. Конечно, надо учитывать, что "Итера" вовсю использует газпромовскую инфраструктуру и основная часть ее деятельности приходится пока на посреднические операции. Правда, реалистично оценить эффективность этой деятельности достаточно трудно. Несмотря на кампанию по созданию "прозрачного имиджа", все финансовые данные (помимо туманной фразы, что оборот российских компаний группы составил в прошлом году 1 млрд долларов) остаются тайной за семью печатями. Если же судить по объемам реализованного в 1999 году природного газа, его продажа могла принести "Итере" как минимум 2,5 млрд долларов. На газ же, как утверждает г-н Макаров, приходится 80% деятельности его компании.
Безопасный тыл
Сегодня про "Итеру" пишут по-разному. Чаще всего или только плохое, или только хорошее. Кто-то сообщает о попытках "Газпрома" через офшоры спрятать свои деньги в новоиспеченной газовой компании. Другие, напротив, радостно рапортуют о постоянном увеличении объемов, росте числа месторождений и т. д. За внутриполитическими разборками и PR-кампаниями подчас теряется сам смысл существования компании "Итера". Никто не спорит - история появления "Итеры" в эпоху "дикого капитализма", а также ее присутствие в ключевых мировых центрах по отмыванию капитала позволяет делать любые предположения. Бартер, личные связи с властями практически неизбежно приводят к уводу бизнеса в тень и коррупции. И "Газпром" действительно сумел построить с "Итерой" крайне теплые отношения.
Тем не менее, если трезво оценить роль этой компании на газовом рынке СНГ, станет ясно, что главное предназначение "Итеры" вряд ли заключается сегодня в том, чтобы в спешном порядке переводить туда активы "Газпрома". "Итера" действительно крайне удачно дополняет "Газпром" на газовом рынке Евразии. Но она нужна не только Рему Вяхиреву в качестве безопасного тыла. Компания г-на Макарова, работающая по своему особому уставу, обеспечивает четкое, рационально оправданное российское экономическое присутствие на рынках Содружества. Недавняя газовая сделка "Итеры" и "Газпрома" с Туркменией фактически вернула эту страну в лоно России, отколов от протурецкого блока стран Средней Азии и Закавказья. Отказ Ниязова приехать на готовящийся с большой помпой апрельский саммит тюркоязычных стран вызвал настоящий переполох в Анкаре и Вашингтоне. Газовая дипломатия наконец-то сработала.
Мифология "Итеры"
Основная заслуга в появлении "Итеры" принадлежит ее президенту Игорю Макарову. Профессиональный спортсмен, в течение десяти лет член сборной СССР по велоспорту, в 1987 году занялся в Казани производством одежды и сувениров и торговлей ими. Через пару лет он переключился на продовольственные товары и нефтепродукты. Этим же бизнесом и стала заниматься созданная им в 1992 году международная корпорация "Итера". Регистрацию в офшорной зоне во Флориде президент объясняет тем, что американские партнеры по поставке импортных продуктов питания в СНГ посоветовали сделать это, чтобы получить кредиты для финансирования торговых операций у американских банков. Как сообщается на англоязычном сайте компании в Интернете, "Итера" "возникла в результате естественного синтеза российского и американского капитала". Имена акционеров (по словам Макарова, их около семидесяти, как российских, так и иностранных) держатся в тайне. Правда, г-н Макаров обещает предать состав акционеров гласности в 2003 году, когда компания выйдет на западные фондовые биржи. По его словам, среди акционеров нет менеджеров "Газпрома" или их родственников.
Вхождение в газовый бизнес Макаров объясняет чистой случайностью - Туркмения рассчитывалась за продовольствие нефтью, но однажды нефти не хватило, и туркмены предложили газ (сам Макаров родился и провел детство в Ашхабаде). С 1994 года "Итера" становится посредником в поставках российского газа на Украину, а позднее - в страны СНГ и Балтии. Некоторые СМИ связывали это с тем, что в составе правления "Газпрома" появился бывший гендиректор "Сургутгазпрома" Александр Пушкин, занявшийся поставками в страны СНГ. Ключевой схемой "Итеры" тех лет были поставки в 1996-1997 годах туркменского газа на Украину в рамках СП "Туркменросгаз". Так, в 1996 году на "Итеру" приходилось свыше 60% всего экспорта Туркмении. 70% поставок оплачивалось бартером. Поставки прекратились в марте 1997 года, когда, по утверждению правительства Туркмении, долг "Итеры" составил 457 млн долларов. Однако это не смутило руководство "Итеры", и оно начало заниматься перепродажей газа из Узбекистана и России.
Сегодня, по утверждению самой компании, в корпорацию входит более 120 дочерних предприятий. Помимо стран СНГ и Джексонвилла (Флорида) офисы "Итеры" есть в Бостоне, Лимассоле (Кипр), Сен-Галлене (Швейцария) и Амстердаме. Чем они занимаются, неясно. В руководство входят следующие лица: первый вице-президент Валерий Отчерцов (в 1991-1996 годах вице-премьер Туркмении), исполнительный вице-президент Тед Кавальерос (до 1967 года офицер греческого флота, позднее капитан грузовых судов и танкеров, затем менеджер компании New England Petroleum/Charter Oil Company на Багамских островах и во Флориде), член совета директоров Урс Вебер (адвокат, Швейцария).
Через семь-десять лет, по словам Макарова, "Итера" планирует производить 70-80 млрд кубометров газа (14% общероссийского производства). Инвестиции в добычу составят 1,5 млрд долларов. По некоторым данным, счета российских компаний "Итеры" находятся в частично принадлежащем "Газпрому" Национальном резервном банке. Кроме того, некоторые банки кредитуют "Итеру" под гарантии "Газпрома".

На главную страницу



 

Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены