Поиск:
События
Black Submarine
Ляп-Петролеум
Криминал

Госструктуры
Компании
Персоналии
Проекты
Трубопроводы

Законы
Словарь
Нефть в мире
История
Экология

Дискуссия
Интервью
Консультации
Нам пишут

Aport Ranker

26 февраля 2000 г.
Источник: "Независимая газета"
Автор: Людмила Романова
Покупать газ на скважине - это мечта наших конкурентов
К рецептам Минтопэнерго по решению проблемы несанкционированного отбора голубого топлива на Украине член правления ОАО "Газпром" Юрий Комаров относится скептически
- Юрий Александрович, последнее время главные экспортные проблемы "Газпрома" принято связывать с Украиной. Однако Минтопэнерго все чаще дает понять, что не склонно считать российскую газовую монополию пострадавшей стороной. Не так давно министр топлива и энергетики Виктор Калюжный высказал предположение, что "Газпром" через посредников сам ворует у себя газ на территории Украины.
- Трудно сказать, что министр имел в виду, говоря, что мы воруем сами у себя. На самом деле в России действует достаточно серьезная система таможенного и валютного контроля поставок газа на экспорт, так что ни одна молекула из трубы незаметно испариться не может.
- А кто сегодня покупает российский газ на Украине? Ведь с распадом около двух лет назад старого пула украинских трейдеров Россия фактически лишилась юридических гарантий оплаты поставок голубого топлива в это государство.
- Сейчас украинский рынок выглядит очень пестро. Здесь действует масса независимых трейдеров - и украинских, и российских, и западных. "Газпром" уже не в состоянии контролировать поставки газа на Украину. К сожалению, система, которая в советское время была нацелена на экспорт, сегодня оказалась разорвана, за счет чего появились возможности отвода экспортного газа в систему Украины. Вообще разрыв транзита и покупки достаточно удобен для Киева. Он фактически не отвечает за несанкционированный отбор газа, который уже не является исключением из правил. Только в ноябре прошлого года из экспортной трубы исчезло 3 миллиарда кубометров топлива. Больше того, в силу российского законодательства "Газпром" вынужден оформлять незаконно изъятое сырье в виде контрактов. В противном случае таможня имеет право конфисковать товар и потребовать оплатить его стоимость и наложить штрафные санкции в размере 200% стоимости. Естественно, мы оформляем контракты задним числом, теряя на этом 100% вместо 300%. А это позволяет Киеву утверждать, что никакого воровства нет. И, несмотря на соглашения, подписанные во время энергетического кризиса на Украине, несанкционированный отбор газа по-прежнему продолжается.
- Виктор Калюжный предложил собственный рецепт решения украинской проблемы. Суть его заключается в том, чтобы продавать газ не на европейских границах, а на скважине. Это, по его мнению, позволит решить проблемы как несанкционированного отбора газа, так и посредников. Как к подобному предложению относится "Газпром"?
- Учитывая либерализацию и глобализацию европейского экспортного рынка, я думаю - это в лучшем случае своеобразная шутка. Сейчас важно уже не только наличие у компании газа, но и то, каким образом она доставляет его потребителю. Хорошим примером в этом смысле является "Рургаз". У него нет своего сырья - газ он закупает в том числе и у "Газпрома". Но при этом в собственности "Рургаза" находятся крупные транспортные системы, которые позволяют ему играть на европейском рынке очень серьезную роль. То же самое можно сказать и о других газовых компаниях - "Газюни", "ВИНГАЗ", "СНАМ", "Газ де Франс".
Теперь давайте предположим, что "Газпром" будет действовать по рецепту Виктора Калюжного. Тогда мы оставляем за собой право зарабатывать на стоимости товара и теряем возможности предоставлять транспортные услуги, совершать разменные операции, продавать структурированный газ, оптимизировать транспортные потоки. Уверяю вас, если мы подарим нашим западным партнерам такую возможность, очередь желающих выстроится от офиса "Газпрома" до западных границ страны. Покупать газ на скважине - это мечта всех наших конкурентов, поскольку тогда "Газпром" просто будет вынужден уйти с мирового рынка.
Единственная возможность сохранить сегодня свои позиции заключается в том, чтобы продавать газ как можно дальше от скважины, ближе к потребителю. Чтобы обеспечить себе эти возможности, "Газпром" инвестировал очень большие деньги за счет своей выручки от прибыли. И не случайно сегодня "Газпром" создает новые газотранспортные системы через Польшу - это "Ямал-Европа" и через Черное море - "Голубой поток". Поэтому рецепт Виктора Калюжного я могу воспринимать только в качестве шутки.
- В настоящее время через Украину проходит более 90% экспорта газа в Европу, хотя "Газпром" не раз заявлял свои намерения диверсифицировать транзитные потоки.
- Стратегическая цель "Газпрома" - довести транзит газа по одному направлению до 30-40%. В отношении Украины мы исходим из того, что порядок здесь будет наведен еще не скоро. Кроме того, она практически не инвестирует средства в поддержание своих мощностей, которые скоро начнут выпадать из экспортной системы. Поэтому цель "Газпрома" - в течение 6-8 лет сократить транзит по украинскому направлению примерно на две трети, в том числе и за счет осуществления проектов "Ямал-Европа" и "Голубой поток".
- Понятно, что диверсификация транспортных проектов коснется не только Украины, но и других государств, по территориям которых пройдут новые маршруты. Как это может изменить ситуацию на европейском рынке?
- Очевидно, что реализация проекта "Голубой поток" приведет к уменьшению транзита, а значит, и доходов для Украины, Румынии и Болгарии, которые не смогли вовремя найти инвестиции для расширения своих транзитных мощностей. В результате они лишаются возможности ежегодно транспортировать по своим территориям 16 миллиардов кубометров газа.
"Ямал-Европа" делает транзитными странами Белоруссию и Польшу, создавая риски для Словакии и Чехии. Нас это тревожит, поскольку оба эти государства зарекомендовали себя надежными транспортировщиками. Их дальнейший статус во многом зависит от них самих. Мы предложили Польше и Словакии сотрудничество в строительстве межсистемной перемычки от газопровода "Ямал-Европа" через Польшу в начало транспортной системы Словакии. Для этого потребуется построить около 600 километров трубопровода.
Серьезная альтернатива этому проекту, которую мы тоже сегодня изучаем, - Балтийский газопровод по морю на север Германии. Он не ставит проблем во взаимоотношениях с транзитными государствами. Однако его протяженность может составить более полутора тысяч километров, для чего потребуется привлечь немалые инвестиции, и прежде всего со стороны покупателей газа. Кроме того, его запуск резко нарушит баланс транспортировщиков в Европе. Но наш принцип - не лишать себя альтернатив. Хотя, безусловно, в качестве первого шага межсистемная перемычка была бы оптимальной. Кстати, на политическом уровне интерес к этому проекту уже проявила Польша. В ближайшее время должна определиться и Словакия. Затягивание их решения автоматически увеличивает шансы Балтийского газопровода.
- Не так давно Рем Вяхирев заявил о том, что "Газпром" не намерен подписывать новые экспортные контракты. Не могли бы вы прояснить перспективы дальнейшей работы компании на внешних рынках?
- Здесь есть несколько направлений. Сегодня портфель наших долгосрочных экспортных контрактов оценивается примерно в 200 миллиардов долларов. В ближайшие 5-7 лет увеличивать его мы не собираемся. Далее посмотрим, как будет развиваться рынок. Есть оценки, что рост потребления газа уже в 2005-2007 годах может привести к его дефициту в Европе. Но в любом случае наша дальнейшая политика будет зависеть от возможности найти баланс интересов производителей и покупателей. Нельзя подрывать основу газового бизнеса, строящегося на долгосрочных контрактах.
Другой важный блок проблем касается повышения эффективности экспорта в новых условиях газового рынка. Нам необходимо обеспечить возможность получения дополнительной стоимости от продажи услуг, связанных с поставками газа. Один простой пример. В газовом бизнесе есть сезонная неравномерность - зимой газ нужен всем, а летом возникает избыток мощностей. "Газпром" нашел долговременное коммерческое решение по увеличению летних поставок. Экономический результат - сотни миллионов долларов США дополнительных поступлений в год без новых инвестиций.
Другой пример - перспективы работы на спотовом рынке Европы. Для этого сейчас сложились неплохие возможности. Прошедшая недавно либерализация британского нефтегазового рынка стала причиной того, что многие из работавших здесь компаний сильно ослабили свое положение, спровоцировав таким образом резкое падение цен. Я не думаю, что это надолго, но как раз сейчас "Газпрому" стоит подумать о восполнении этого вакуума. В первую очередь необходимо принять меры для защиты своих интересов на рынке. Это возможно в основном благодаря ранее осуществленным инвестициям в проект "Интерконнектор", а также в другие европейские транспортные системы.
Мы думаем и о перспективах выхода в Азию, но это пока труднопредсказуемый и длительный процесс.
- Не связан ли отказ от новых экспортных контрактов с перспективой возникновения дефицита газа на внутреннем рынке?
- Я помню, в ходе ратификации проекта "Голубой поток" возник вопрос: а нужно ли России увеличивать экспорт газа? Но, к сожалению, сегодня одно без другого невозможно. Сейчас внутрироссийские цены на газ в 10-15 раз ниже, чем для европейских потребителей. Поставляя его на предприятия по крайне низким ценам, "Газпром" в какой-то мере решает социальные проблемы государства. Но для того чтобы субсидировать отечественную экономику по такой схеме, параллельно надо осваивать новые месторождения, а для этого нужно искать инвестиционные средства. Поэтому тот, кто говорит: "давайте не будем экспортировать, а будем внутри потреблять", должен понять: мы быстро проедим то, что у нас есть, а затем также быстро замерзнем.
- Однако газ в России добывает не только "Газпром", сейчас в Минтопэнерго активно обсуждается возможность допуска к трубе независимых производителей, в том числе и нефтяных компаний.
- Европейский рынок газа сегодня сбалансирован, и дополнительные объемы могут привести к его дестабилизации. Тогда Россия столкнется не с увеличением доходов, а с уменьшением экспортных поступлений в результате падения мировых цен на газ. Необходимо также учитывать, что экспорт - это не только производство, но и затраты на создание и поддержание инфраструктуры по транспорту и хранению. В экспортной цене эти затраты превышают 70%, а инвестиции пока поступают лишь от одного "Газпрома". Новые игроки должны делать то же самое.
- Намерен ли "Газпром" сокращать поставки топлива на электростанции РАО "ЕЭС России"?
- Думаю, принимать решение о сокращении поставок следует не только "Газпрому". Правительство должно поставить вопрос таким образом: или платить за газ, или его не получать. Ситуация, когда за товар не платят, ненормальна. Это можно выдержать несколько месяцев, полгода, год, два года, а дальше придет расплата. Поэтому РАО "ЕЭС" должно покупать газ и, естественно, платить за него, а также думать и о других видах топлива.
Я бы сказал, что руководители ТЭКа перегнули палку. Сегодня потребление газа на станциях составляет более 50%, тогда как в мире этот показатель не превышает 20-30%. Российская стратегия так называемой газовой паузы предполагала модернизацию других отраслей российского ТЭКа, пока топливно-энергетический баланс страны удерживается на повышенном потреблении газа. Но наши энергетики решили, что "газовая пауза" навсегда, и сокращать потребление газа на электростанциях не собираются. А это само по себе неправильно.
- В прошлом году правительство не оказало "Газпрому" поддержки, а, напротив, запретило сокращение поставок. В результате компания была вынуждена заключить контракт на покупку газа у Туркменистана не на самых выгодных для нее условиях. Получается, что "Газпром" решает проблемы РАО "ЕЭС России"?
- Опосредованно эти вопросы связаны.
- Есть и другая сторона проблемы, касающаяся экспорта электроэнергии. "Газпром" не раз подчеркивал свою заинтересованность в электроэнергетическом бизнесе. Не следует ли ожидать в ближайшее время пересечения интересов двух естественных монополий?
- Всегда возникает вопрос, что лучше экспортировать: газ или электроэнергию? Для меня ответ очевиден - лучше экспортировать то, на чем государство сможет больше заработать. Не обязательно, что это будет наша продукция. Но плохо то, что, получая дешевый или бесплатный газ, РАО "ЕЭС России" может приступать к экспорту электроэнергии по демпинговым ценам. Это снижает потребление российского газа на внешних рынках, а значит, в экспортном балансе мы замещаем конкурентоспособную продукцию фактически бесплатным товаром. Все это может кончиться разрушением рынка и объявлением антидемпинговых санкций со стороны Евросоюза. Кстати, низкие цены на газ и неплатежи - как внутри России, так и при поставках в страны СНГ - Узбекистан, Беларусь, Молдавию - вызывают серьезные риски разрушения и рынков сбыта продукции, выработанной с использованием газа, - удобрений, продуктов химии, электроэнергии и т.п. Россия не может быть сторонним наблюдателем в этом процессе. Если производитель в странах СНГ пользуется нерыночными методами, то должны применяться соответствующие защитные меры и прежде всего в области ценовой политики.
- Возможны ли какие-либо варианты экспортного сотрудничества "Газпрома" и РАО "ЕЭС России"?
- Следует помнить, что после распада СССР "Газпром" сохранил и даже усилил свое положение на европейском рынке, доведя свое участие до 25%. А экспортный потенциал РАО еще надо выстраивать. Хотя поле для совместной деятельности, безусловно, есть. Но надо изучить, что выгоднее наращивать - экспорт газа или электроэнергии. Кстати, именно в этой сфере должна проявиться роль государственного регулирования и, в частности, Минтопэнерго. Установление правил игры, ценовая политика - это его функции.
- Намерен ли "Газпром" увеличивать свою ресурсную базу за счет сотрудничества с государствами СНГ?
- Безусловно, и это отвечает интересам как России, так и газодобывающих стран СНГ, и в первую очередь Туркменистана. Все они имеют связанную с Россией газовую инфраструктуру. Хотя, по-видимому, предстоят существенные инвестиции для ее восстановления, и это требует сотрудничества на долгосрочной и комплексной основе.
- Не может ли это привести к тому, что на некоторых рынках, к примеру в Турции, туркменский газ через какое-то время будет конкурировать с российским?
- Турция испытывает реальный дефицит газа. По различным оценкам, к 2010 году потребление там может составить до 50 миллиардов кубометров в год. "Газпром" законтрактовал поставки на 30 миллиардов: 14 - по суше через Украину и 16 - по "Голубому потоку". Поэтому место на рынке есть. Правда, газ Турции нужен сегодня, и есть только один вопрос: кто его сможет поставить? По "Голубому потоку" он пойдет уже в 2001 году. Проект Транскаспийского газопровода в любом случае потребует гораздо большего времени для реализации из-за сложностей с транзитными странами и в связи с неопределенностью статуса Каспия. Но противопоставление туркменского проекта российскому - это не более чем спекулятивная игра.
- Когда на Украине разразился энергетический кризис, в Москве очень много говорили о возможности создания единого энергобаланса пяти государств - Россия, Украина, Белоруссия, Казахстан и Туркмения.
- И за чей счет? Никакого единого энергобаланса не нужно, если есть нормальные коммерческие взаимоотношения. Если их нет - никакой союз эту проблему не решит.

На главную страницу



 

Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены