23 октября 2006 г.
Источник: журнал "Профиль"
Автор: Анна Скорнякова
Ход конем
Сейчас вопрос о том, кому - "Газпрому" или "Роснефти" - достанется ЮКОС, важен как никогда. Та госкомпания, которой достанутся остатки некогда могучей нефтяной империи, сможет претендовать на лидерство в отрасли.
ЮКОСу, который и так вот-вот перестанет существовать, в последнее время не везет катастрофически - в прямом смысле этого слова.
Договоренность о продаже 53,7% акций литовского нефтеконцерна Mazeikiu nafta (MN) польской PKN Orlen за $1,425 млрд., достигнутая акционерами ЮКОСа и его бывшим менеджментом без участия конкурсного управляющего опальной компании Эдуарда Ребгуна и в обход интересов российских властей, еще недавно считалась, пожалуй, самой громкой победой умирающей компании. Теперь ценность этой победы заметно уменьшилась: как ни странно, крупнейший в истории Мажейкяйского НПЗ пожар случился как раз в то время, когда стороны окончательно договорились о сделке, но она еще не была завершена из-за ожидавшегося одобрения Еврокомиссией. А до завершения сделки по продаже польской компании еще 30,66% акций MN, принадлежащих литовскому правительству, оставались и вовсе считанные дни.
По предварительным оценкам, пожар нанес нефтеперерабатывающему заводу убытки на сумму около $54 млн., поэтому PKN Orlen перенесла завершение сделки на первый квартал 2007 года. Президент польской компании Игорь Халупец уже заявил, что у него появились возможности для "маневра" относительно цены, которую он должен заплатить за сгоревший НПЗ. Ни официальные литовские власти, ни руководство НПЗ в Мажейкяе не видят в происшедшем диверсии и считают основной версию, по которой причиной пожара явилась техническая неисправность - нарушение герметичности одной из задвижек на объекте глубинной переработки мазута, из-за чего нефтепродукты вылились и воспламенились, а затем рухнула колонна вакуумной дистилляции.
Не поверил в роковую случайность лишь экс-министр хозяйства Литвы Кястутис Даукшис, при ком и начались затяжные переговоры о продаже MN. Он подозревает, что Мажейкяйский НПЗ подожгли. "Наши спецслужбы должны как следует разобраться, действительно ли пожар случился по техническим причинам или несчастье было срежиссировано", - заявил он. Бывший министр обратил внимание на то, что пожар стал не первой неприятностью, случившейся с литовским НПЗ после достижения невыгодной России договоренности о его продаже. Ранее авария на нефтепроводе "Дружба" в Брянской области заставила "Транснефть" снизить давление в экспортной трубе, и поставки нефти на Мажейкяйский НПЗ прекратились. Напомним, на покупку у ЮКОСа акций MN претендовали, помимо польской компании, "ЛУКОЙЛ", ТНК-ВР и казахстанская "КазМунайГаз". "Некоторые стороны, ранее добивавшиеся участия в сделке, сопротивлялись (продаже MN польской компании. - "Профиль") и прекратили поставки нефти, что, несомненно, было политическим, а не экономическим или техническим действием", - подчеркивает Кястутис Даукшис.
Купить остатки
Деньги, полученные от продажи MN, ЮКОС обязан был направить на выплату долгов "Роснефти" ($450 млн.), которая купила у западных банков - кредиторов ЮКОСа право требования остатков по выданному в 2003 году кредиту на $1 млрд., и своему основному акционеру Group MENATEP ($650 млн.) - гибралтарская группа также кредитовала компанию осенью 2003 года. Между тем, пока PKN Orlen думает, как бы сбить цену за погоревшее имущество, получатель денег может смениться. На прошлой неделе появились сведения, что Deutsche Bank пытается купить контрольный пакет акций ЮКОСа у Group MENATEP и готов взять на себя все долги компании в размере 586,6 млрд. рублей.
Впрочем, предложение о покупке ЮКОСа Deutsche Bank направил почему-то не владельцу его акций Group MENATEP, а председателю совета директоров компании Виктору Геращенко. Тот перенаправил немецких банкиров к директору гибралтарской группы Тиму Осборну.
Впрочем, сам Тим Осборн заявил "Профилю", что никаких предложений не получал. Видимо, плохо работает почта. "Если предложение поступит - это предмет переговоров, - говорит он. - А наше решение будет зависеть от предложенной суммы".
Эксперты уверены, что Deutsche Bank действует в интересах "Газпрома". Ну, во-первых, Deutsche Bank - давний консультант "Газпрома" и, кстати, именно этот консультант рекомендовал монополисту купить "Сибнефть". А во-вторых, "Роснефти", которая вместе со своей дочерней компанией "Юганскнефтегаз" является крупнейшим частным кредитором ЮКОСа, делать такое предложение не было бы смысла. Скорее всего, на аукционах по продаже активов ЮКОСа государственной нефтяной компании досталось бы практически все, что ей хотелось купить, - достаточно вспомнить аукционы по распределению участков недр под разведку, где "Роснефть" за нужные ей участки иногда предлагает цену, превышающую начальную в десятки раз. При этом заплаченные деньги вернулись бы ей в виде долгов ЮКОСа. "Газпром" в таком случае получил бы, скорее всего, разве что "Томскнефть" - на рынке ходили слухи, что между двумя госкомпаниями существовала такая договоренность. И в-третьих, ЮКОСу по-прежнему все еще принадлежат 20% акций купленной "Газпромом" "Сибнефти". Вряд ли монополист хотел бы, чтобы они достались основному кредитору - "Роснефти".
Все и сразу
Однако быть просто крупным игроком в нефтяной отрасли "Газпрому" нет смысла - нефтяной бизнес все-таки не является для него профильным. А наличие более крупных компаний вынудило бы его заниматься нефтянкой именно как бизнесом - повышать нефтеотдачу, принимать решения о максимальной цене за лицензионные участки, вкладывать деньги в разведку. Гораздо интереснее стать настоящим лидером в нефтяной отрасли, поглотив или подчинив себе все более или менее крупные компании, и диктовать условия как на внутреннем рынке, так и зарубежным партнерам - благо, успешный опыт "обеспечения энергетической безопасности" у "Газпрома" имеется.
Поэтому предложение Deutsche Bank - очень изящный "ход конем". Если "Газпром" получит контроль над ЮКОСом, то, конечно, вынужден будет платить по его долгам. Но они, скорее всего, будут существенно снижены. Около 420 млрд. рублей составляют долги ЮКОСа перед Федеральной налоговой службой и "Юганскнефтегазом". "Газпром" с его административным ресурсом вполне может попытаться пересмотреть в судебном порядке эти долги, как было с налоговыми долгами самого "Юганскнефтегаза", когда он достался "Роснефти". Единственные долги, которые все же придется выплатить несомненно, - тот самый $1 млрд. остатков по кредитам, выданным ЮКОСу в 2003 году. Но на это пойдут деньги от продажи Mazeikiu nafta.
Так что сделка более чем выгодная. Если "дело выгорит", у "Газпрома" появится отличный плацдарм для дальнейшей экспансии в нефтяную отрасль России. "Роснефти" в настоящее время нужнее всего нефтеперерабатывающие заводы, поскольку ее добыча с приобретением "Юганскнефтегаза" выросла в разы, чего нельзя сказать о переработке. Купив ЮКОС с его многочисленными НПЗ, "Газпром" перекроет "Роснефти" самый легкий путь к достижению баланса между сегментами бизнеса - нефтедобычей и нефтепереработкой. Если это случится, линия фронта между двумя компаниями переместится в Башкирию, где находится другой "плохо лежащий" лакомый кусочек в нефтепереработке, - группа уфимских НПЗ. Борьба за контроль над этими активами идет между "Газпромом" и "Роснефтью" уже сейчас; эксперты полагают, что довольно скоро она перейдет в активную стадию. Если "Роснефть" проиграет и здесь, перед ней может вновь встать в полный рост опасность быть поглощенной "Газпромом". А газовый монополист станет также нефтяным монстром и тогда уж несомненно - главным внешнеполитическим энергетическим оружием России.
При участии Артема Горбачева.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены